neosee.ru

22.01.18
[1]
переходы:68

скачать файл
Каждый год, каждый день



Введение

"Помним грохот огня

Помним дальние страны

Каждый год, каждый день.

Опаленный войной…

Равнодушно слушая проклятья

В битве с жизнью гибнущих людей,

Из-за них вы слышите ли братья,

Тихий плач и жалобы детей?"

Война… Это страшное слово никогда не изгладится из людской памяти. Когда закрываешь глаза, вспоминая это страшное время, то представляешь землю, которая превратилась в коросту, начиненную снарядами; солдат, шедших на смерть; лагеря, где миллионы загнанных за колючую проволоку людей гибли сотнями тысяч; и, конечно, простой народ, вынесший на своих плечах все тяготы войны. Память об этом не угаснет никогда… Военное время особенно тяжело переживали дети. До войны почти каждый из них жил в своей семье, окруженный заботой и лаской родителей и не думал о том, что будет завтра. Конечно, не у каждого ребенка была семья, но они все равно были детьми, живущими в своем мире, имевшими свои тайны, надежды, мечты. И вот 22 июня 1941 года все "погрузилось во мрак", разбились мечты… Многие дети, подростки уходили на фронт прямо со школьной скамьи, с выпускных балов. Можно спросить: а что может сделать этот маленький человек на войне? Его самого еще нужно защищать. Но каждый ребенок старался сделать все, что в его силах, чтобы помочь своей стране, своему народу. Страшно представить ребенка наедине с войной. Война сделала детей и подростков взрослей, это были уже не те дети - это были словно прожившие жизнь, набравшиеся опыта люди, которые смотрели на мир через призму войны.

Дети - это наше будущее, цветы жизни. Но для фашистов это было не так, они убивали детей, расстреливая их - беззащитных - глядя прямо в глаза, где еще светился огонек надежды… надежды на жизнь…

Хочется плакать, вспоминая те ушедшие годы, унесшие столько невинных жизней… Это были самые страшные 5 лет в жизни людей всего мира, детей всего мира…





Блокадник

C:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\сканирование0001.jpg

Мне всегда было интересно узнать, какие мечты и желания были у детей, которых война лишила всего, даже детства. Ведь трудно быть не по годам взрослым. Сейчас среди нашей молодежи считается взрослым тот, кто раньше начал пить, курить…. А тогда всё было не так, тогда мера твоего взросления измерялась твоим бесстрашием и готовностью сразиться с врагом. Тогда, чтоб «повзрослеть», не брали в руки бутылку пива, тогда брали в руки автоматы…

Мой дедушка, Дробышевский Иван Алексеевич, родился 24 июля 1933 г. в деревне Шепотовичи, Чечерского района, Гомельской области в семье военного и простой сельской рабочей. В семье было трое детей: он, старший брат Виктор и средняя дочь Алёна. Когда дедушке было три года, вся его семья переехала туда, куда по военной службе был отправлен мой прадед Алексей, - в Ленинград. Когда началась война (22 июня 1941 г.), моему дедушке было семь лет, шел восьмой. Летом 1941 г. прадед ушел на фронт. Дети же остались вместе с мамой одни в городе, а уже через несколько недель, 8 сентября 1941 г., началась блокада Ленинграда.

Со слов ныне покойного дедушки о первых днях блокады: «Наша мама, как и многие ленинградцы, еще не представляли, что ожидает город, который в первые месяцы лета не подвергался массированным бомбардировкам. Население не знало, где находятся вражеские войска, не знало положение дел по продовольствию. Медленная эвакуация и оставшиеся в городе женщины, большое количество детей, стариков и больных впоследствии создало тяжелое положение в осажденном Ленинграде.»

Дедушкина мама каждый день ходила на совхозное поле, работала с утра и до ночи, очень старалась, выбиваясь из последних сил. Как говорил дедушка, только она одна, фактически нас и спасала тогда: то от себя урывала лишнюю порцию от обеда, чтобы прислать её нам, то хлеба кусочек, а сама терпела холод и голод, имея рабочую карточку, питалась хуже служащего. Каждый ее день также не обходился без слез и грусти по мужу, который был где-то далеко от всех нас, на фронте.

С каждым днем ощутимее становился холод и голод. С ноября 1941 г. по 25 декабря 1941 г. снижалась норма выдачи хлеба, другие продукты по карточкам почти не отоваривались, иногда до ноября 1941 г. вместо положенного мяса 25 г на день, выдавали на выбор: яичный порошок, студень с отвратительным запахом из бараньих кишок или мездры молодых телят.

В ноябре 1941г. была установлена минимальная норма выдачи хлеба, работающим - 250 грамм, иждивенцам и детям - 125 грамм. Хлеб состоял из: пищевой целлюлозы, хлопкового жмыха (до войны использовался в топках пароходов), обойной пыли, вытряски из мешков, кукурузной муки и ржаной муки. На вкус хлеб был горьковато-травянистый.

Семья дедушки, как и все ленинградцы, оказались зажатыми в темном холодном каменном мешке города. Есть было нечего. Начался голод. К нему прибавились беды: мороз, доходивший до 400С, отсутствие воды, тепла, света. Стоял транспорт, заводы, фабрики - электричество не подавалось.

Спустя некоторое время дедушкин отец неожиданно вернулся, но, к сожалению, ненадолго, дня на два-три (по словам дедушки, это были самые счастливые мгновения в те ужасные годы войны). За то время, пока прадед был в «военном отпуске», он в пятидесяти или ста метрах от дома (по воспоминаниям деда) в песочной горке вырыл небольшое помещение со ступеньками вниз и двумя отделениями, которое, впоследствии, служило семье и жильцам всего дома бомбоубежищем. Вскоре дедушкин отец снова ушел на фронт (как вспоминал дед, мама не хотела его отпускать, она чувствовала что-то неладное, да и мы, дети, не хотели, чтобы папа вновь куда-то от нас уходил, хотя и понимали, что это война, что это его военный долг).

После начала блокады, как говорил дедушка, он услышал новое слово «смерть», в дальнейшем ставшее обыденным и часто упоминаемым, но он никогда, будучи ребенком, и думать не мог, что оно коснется и его семьи. И вот в конце января 1942 года, на имя матери пришел черный треугольный конверт («Та самая «похоронка», как я узнал позже,» - говорил дед), в котором сообщалось о смерти отца 24 января 1942 г. (воспоминания дедушки: «Это было ужасно, мы, дети, были шокированы, не знали что делать, мать была подавлена, плакала, но из последних сил старалась сохранить самообладание, ведь у нее все еще есть любимые дети, ради которых надо было жить…»). Собрав все свои силы в кулак, прабабушка вновь отправилась на работу, чтобы прокормить свою семью. Но, как говорится, «беда не приходит одна», спустя несколько дней, 01 февраля 1942 г. она погибла при очередной бомбежке Ленинграда, возвращаясь домой. 05 февраля того же года погиб и старший брат деда Виктор (расстрелян с самолета). 13 февраля 1942 г. умерла и сестра дедушки Алёна от тифа. (Места захоронения матери, сестры, брата деда неизвестны, т.к., по его словам, их похоронили совсем незнакомые ему люди; он же в то время был под опекой молодой солдатки, Марии Гавриловой, которая также во время блокады потеряла всю свою семью. Как говорил дед: «Я до конца своих дней буду благодарен этому человеку, которая спасла меня и не дала погибнуть мне в те роковые дни!»)

«Трудно было прожить в те дни, холодно, голодно, постоянные бомбежки, обстрелы, доходило до того, что мы питались лошадьми, животными: котами, собаками, крысами, - также на моих глазах в употребление пошли и человеческие останки, было ужасно…» - рассказывал дед.

«Гаврилова работала, разбирая завалы, брала меня везде с собой. И вот при одном разборе такого завала, который был недалеко от Ладожского озера, через которое в зимнее время года по льду переправляли машины с продовольствием, у Гавриловой возник план побега из блокадного Ленинграда. Заключался он в том, чтобы во время проверки машины, а точнее после нее, проникнуть в ее заднюю часть, спрятаться за опорожненным грузом (в основном это были большие стальные бочки) и, после этого, спокойно переправиться через озеро на другой берег к советским отрядам. Но также, Мария, прекрасно понимала, что взрослому человеку этого никак не можно сделать: велик риск, что заметят, расстреляют и накажут того человека, который переправляет продукты через озеро. Лишить же продовольствия блокадный Ленинград, чревато тем, что ты сам пойдешь на корм «изголодавшимся блокадникам». Поэтому, а может, и нет, она, как прекрасной души человек, решила переправить именно меня… Переправа произошла 27 февраля 1942 г. Я оказался на «Советской стороне», там меня войсковые обогрели, одели, дали подкрепиться (есть ведь много нельзя было после долгого голода, можно было умереть же) и отправили в военный госпиталь, чтобы я поправил свое здоровье. В свою очередь я, по просьбе командующего отряда, рассказал о происходящем в ныне уже «чужом» для меня блокадном Ленинграде, что я и сделал…» - слова покойного дедушки.

Хотя прошло почти 70 лет с той страшной войны, люди и сегодня не забывают о том тяжелом времени. Для меня, как и для каждого нормального человека, кажется совершенно естественным отвращение к любому насилию, войне и разного рода террористическим актам. А больше всего, когда мишенью зла становятся дети, самые чистые существа на земле. [1]

Дробышевский Андрей, учащийся 10а класса ГУО «Средняя школа №1 г. Житковичи им. Г.Н. Туровца»

















Отнятое детствосканирование0001

Мой дедушка родился 10 апреля 1930 года. когда началась война, он был ещё подростком, и вместо того, чтобы учиться в школе и весело играть с друзьями, он думал о том, как бы не попасть под бомбёжку, или где бы найти еды для себя и своей семьи: матери, отца и шестнадцати детей. Каждый раз, когда он вспоминает о тех тяжёлых годах, на его глазах появляются слёзы, ведь фашисты отняли у него не только детство, но и многих родных. Дедушка рассказывал, что они были за рекой, когда в небе летело множество самолётов, и тогда они поняли, что началась война. Казалось, простое слово, но, сколько смертей, сколько крови, слёз и горя принесли четыре года войны. Дедушка говорил, что поначалу немцы были настолько жестоки, как позже. Позже, они заводили людей в дома, и там, из окон, расстреливали их. Выживали совсем немногие. Однажды завели в церковь, и сожгли заживо, и взрослых, и детей. Они жестоко издевались над стариками. Жизнь была ужасна, если это вообще можно было назвать жизнью. Уже за первые три года, дедушка потерял много родственников и друзей, он думал, что всё, всё самое страшное уже позади. К тому времени, он предположить не мог, что всё ещё только начинается.

В 1944 году за ними приехали немцы, посадили их в машины и увезли на вокзал железной дороги. Оттуда они отправились в Германию. Ехали две недели. В дороге их кормили борщём, кусочком хлеба и компотом. После того, как они приехали в их лагерь, их быстро определили на работу. Взрослые работали 12 часов, дети - 6. Они работали на металлургическом заводе. Дети делали работу полегче, а взрослые - уж как приходилось. Там были не только наши, но и голландцы, поляки, французы, украинцы и многие другие. По словам дедушки, лучшее отношение было к французам, их кормили хорошо и не издевались. Дедушка вспоминает: «Для того, чтобы не умереть с голоду, приходилось есть всё. Нас кормили чем угодно. В суп, на 500 литров воды, они бросали ведро картошки и пачку маргарина. Нас кормили даже гнилой тыквой, приходилось есть, выбора не было. Мы часто брали пустые тарелки и шли в столовую к французам, чтобы они отдали нам то, что сами не доели. Они помогали нам. Рабочую одежду давали тоже, а как иначе, ведь мы работали в грязи, и каждый день, после работы нас водили в баню. Однажды, возвращаясь из бани с братом, началась бомбёжка, бомба упала недалеко, и нас выбросило в сторону. Брат погиб, его засыпало песком. Было очень больно, когда на моих глазах погибал брат, а я ничем не мог ему помочь. Порой нам приходилось собирать бычки, мы их продавали недорого и покупали себе еды.

Когда в Германию пришла Советская армия мы стали требовать освобождения, куда было деваться фашистам, они нас отпустили. Домой мы добирались долго, чуть больше месяца. Ни денег, ни еды у нас не было, но мы были счастливы от одной мысли, что мы победили, что мы едем домой, что скоро всё будет как и раньше, что больше не будет страха за то, что в любой момент я могу потерять мать или отца, брата или сестру, или сам погибну. От всего этого сил прибавлялось. Не зная дороги, мы часто попадали в тупики, и приходилось заново возвращаться назад, но дорогу домой мы всё же нашли. Забыть войну? Нет, такого забыть нельзя! Нельзя забыть этого страха, голода и боли, что принесли четыре года страшной войны». [2]

Даниченко Екатерина, учащаяся 9 «Б» класса ГУО «Средняя школа №1 г. Житковичи им. Г.Н. Туровца»





























Заключение

Человеческая жизнь состоит из прошлого, настоящего и будущего. Человеческая жизнь - это смена трёх поколений: дедов, сыновей и внуков. Как нельзя разорвать цепь родства трёх поколений, так нельзя построить будущее без прошлого.

Прошлое - это не просто слово, это - жизни, надежды, печали, поиски и откровения многих поколений. Прошлое - это история народа, без которой не бывает настоящего и будущего. И свою историю народ должен знать! - это аксиома, которая не требует доказательств. Мы это знаем на примере многих фактов той же истории. Нам, молодому поколению, не знающему ужасов войны, сложно прочувствовать то, что хранят в душе свидетели и участники войны. Скоро мы будем отмечать 65 годовщину освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Снова будем перелистывать страницы военных действий, беседуя с ветеранами войны, читая художественные произведения и смотря фильмы. С каждым таким соприкосновением становится страшно даже подумать, что такое может повториться, что могут рваться снаряды, гореть дома, погибать люди… И конечно же, понимаем, что благодаря доблести солдат живём мы под мирным небом, спокойно засыпаем и просыпаемся. Разве можно забыть всё то, что происходило тогда? Как жить без памяти? Поэтому мы, молодое поколение Беларуси, живём и помним, потому что мы - самая миролюбивая нация на Земле.

Мы знаем, сколько сделано для нас Государством, нашими родителями для того, чтобы мы жили под мирным небом. У нас есть всё, что нужно человеку для спокойной жизни. Только очень жаль, что не осталось прежней единой страны, где были все народы - братья! Советский Союз - пятнадцать республик, пятнадцать сестёр, не было границ, не было таможен, не было вражды. Но распалась Великая держава! И что? Как живут теперь народы - бывшие братья? Народы, забывшие своё прошлое, - хорошо ли им? Когда смотришь по телевидению передачи о том, что происходят вооружённые конфликты в разных, теперь уже самостоятельных странах бывшего Советского Союза, понимаешь, почему наши деды и прадеды так хранят память о войне.

Горькие слёзы матерей, детей, стариков Беслана, Абхазии, Северной Осетии должны заставить задуматься всех тех, кто бесконечно делит земли, тех, кто, не задумываясь, распоряжается чужими жизнями. Для них тоже наступит час расплаты, потому что история не прощает тому, кто её забывает, и повторяет чёрные страницы.

Мы должны стремиться к тому, чтобы объединить все народы, чтобы все люди жили в мире и согласии, поддерживали и помогали друг другу. Ведь даже природа, иногда заставляет нас вспомнить о том, что взаимопомощь лучше, чем разлад. «Всем миром» строилась изба, всем миром должна строиться светлая жизнь на планете Земля. А как бы было прекрасно жить в согласии, не имея никаких границ, посмотреть красоты родной земли, памятные места стран бывшего Советского Союза, по которым можно узнать историческое прошлое народа.

И мы, молодое поколение, верим в светлое будущее, в дружбу народов, в Землю без границ. Будущее - это слово должно быть чистым, светлым, без войн, смертей и крови. Будущее в наших руках, оно зовёт нас: «Мне нужна любовь, взаимопонимание, улыбки, мне нужен мир, дорогие мои люди!»































Список использованных источников

  1. Воспоминания Дробышевского Ивана Алексеевича. Записаны 01.03.2012 года

  2. Воспоминания записаны со слов Дружицкой Анны Мироновны, 10.03. 2010 года









9


скачать файл | источник
просмотреть