neosee.ru

18.08.17
[1]
переходы:43

скачать файл
За совершение лицом акта недобросовестной конкуренции в Российской Федерации предусмотрена административная ответственно

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования

«Московский государственный юридический университет
имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»

Студенческое научное общество Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

VIII НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

БИЗНЕС В РОССИИ

СБОРНИК ТЕЗИСОВ











13 декабря 2013 года



Уважаемые коллегии!


Представляем Вашему вниманию сборник тезисов VIII научно-практической студенческой конференции «Бизнес в России».


Данная конференция является единственным мероприятием такого уровня, где Вам предоставляется уникальная возможность взглянуть на актуальные вопросы функционирования и правового регулирования бизнеса в России с разных сторон. Конференция проходит при поддержке Кафедры предпринимательского права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).


В сборник вошли материалы, представленные участниками конференции. Тезисы печатаются в авторской редакции. Мнение авторов может не совпадать с мнением оргкомитета конференции.

Надеемся, что настоящий сборник окажется полезным студентам юридических ВУЗов и факультетов, аспирантам, преподавателям, научным работникам, а также всем интересующимся проблемами современного российского права.


Оргкомитет выражает огромную благодарность за

поддержку и помощь в издании сборника

юридической фирме «VEGAS LEX»





Председатель СНО Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Щербакова Иляна Олеговна

СЕКЦИЯ «АНТИМОНОПОЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ»


Альсов Никита Максимович

Университет имени О.Е.Кутафина (МГЮА)


Антимонопольный контроль за экономической концентрацией в России

В современном мире развитие в большинстве стран капиталистических отношений в рамках рыночной экономики с учетом современных процессов глобализации и интеграции достигло высокого уровня. Тем не менее, стремление хозяйствующих субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность, на получение максимальной прибыли не должно нарушать интересы других субъектов, как занимающихся предпринимательской деятельностью, публично-правовых образований, так и граждан (в том числе, выступающих в качестве потребителей) и их объединений. Также, не стоит забывать, что «в основе рыночной экономики лежит конкуренция как соперничество хозяйствующих субъектов, препятствующее каждому из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке»1.

Данная работа является актуальной, поскольку с развитием рынка в России, экономических отношений, глобализационных процессов, развивается и законодательство. Анализ действующих нормативных правовых актов, а также практики их применения позволяет выявить сложившиеся проблемы, чтобы их разрешить. Немаловажную роль в этом вопросе играют научные труды, которые позволяют сформировать различные концепции и подходы, сопоставляя фактически сложившуюся ситуацию с выработанными теоретическими позициями. Также, при изучении данной тематики большое значение имеет сравнение с зарубежным законодательством, чтобы оценить эффективность методов правового регулирования, а также возможность перенятия этого опыта и имплементации некоторых правовых норм.

В соответствии с п. 21 ст. 4 Федерального Закона «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ2 (далее по тексту - Закон) под экономической концентрацией понимаются сделки, иные действия, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции. Влияние экономической концентрации на структуру рынка и экономическую эффективность может быть как положительным, так и прямо противоположным.

Под термином антимонопольный контроль понимается специфическая деятельность антимонопольных органов за соблюдением антимонопольного законодательства при приобретении активов хозяйствующих субъектов (при этом, деятельность некоммерческой организации, так же может быть объектом антимонопольного контроля в определённых Законом случаях), в том числе иностранными лицами и (или) организациями. Цель антимонопольного контроля сделок состоит в предотвращении ограничения конкуренции в ходе экономической концентрации, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения лица и (или) группы лиц. Выделяют предварительный и последующий антимонопольный контроль.

Так, согласно ст. 27 и ст. 28 Закона предварительному антимонопольному контролю подлежат следующие сделки: создание коммерческих организаций, реорганизация коммерческих или финансовых организаций, приобретение акций и (или) долей коммерческой или финансовой организации, приобретение активов коммерческой или финансовой организации (причём как в собственность, так и в аренду), приобретение прав контроля в отношении коммерческой или финансовой организации или права осуществлять функции ее исполнительного органа (управляющей организации). Контроль применяется при условии превышению финансовых показателей участников сделки, таких как балансовая стоимость активов или выручка реализации товаров.

Предварительный антимонопольный контроль также распространяется на приобретение акций (долей), активов, прав контроля в предусмотренных Законом случаях (им устанавливаются количественные (процентные) показатели). Более того, необходимо пройти процедуру контроля, если по залогу акций приобретается право осуществлять права голоса по акциям, также при приобретении активов нескольких взаимосвязанных сделок.

Процедура осуществления антимонопольного контроля разделяется на предварительный и последующий антимонопольный контроль. При этом пакет документов и информации для обоих видов одинаков. Срок рассмотрения ходатайства Федеральной антимонопольной службой (ФАС) составляет 30 дней, если же сделка может привести к ограничению конкуренции, то данный срок может быть продлён до 60 дней.

По итогам рассмотрения ходатайства ФАС вправе принять следующие решения: одобрить сделку; одобрить сделку с одновременной выдачей предписания; о продлении сроков рассмотрения ходатайства о слиянии/присоединении с определением условий, после выполнения которых будет принято решение. Также ФАС вправе отказать в одобрении сделки при следующих условиях: сделка приведёт или может привести к ограничению конкуренции; информация, представленная в ходатайстве недостоверна; заявитель не предоставил необходимую запрашиваемую информацию, принят отказ в предварительном согласовании по Федеральному закону от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О стратегических инвестициях».

Особенностью антимонопольного контроля в России является то, что внутригрупповые сделки подлежат контролю, осуществляемого антимонопольным органом, наравне со сделками несвязанных компаний. Практически во всем мире такая практика не применяется, поскольку внутригрупповые сделки в теории не влияют на состояние конкуренции. Эта практика в России связана с широким и формальным определением в Законе «группы лиц». Для внутригрупповых сделок существуют исключения, по которым сделки не требуют предварительного согласования. Так, антимонопольный контроль не распространяется на сделки между материнской и дочерней компанией. Также, не требуется предварительного согласования, если сделка совершается между лицами, входящими в группу по иным основаниям, если информация о такой группе будет выложена на сайте ФАС в соответствии с «упрощенной процедурой контроля». Данная «упрощенная процедура контроля» является недоработанной, её недостатки следующие: непонятность раскрытия объёма группы, т.е. информация обо всей группе или только о российских лицах; на практике сложно отследить изменение перечня в большой группе; временные затраты аналогичны получению предварительного одобрения; перечень лиц публикуется на сайте, чего некоторые компании могут не желать.

Несоблюдение требований антимонопольного законодательства влекут достаточно серьёзные последствия: помимо наложения штрафа вплоть до 500 тысяч рублей, ФАС вправе по иску признать сделку недействительной, если ФАС докажет в суде, что сделка вела к ограничению конкуренции.

В заключение, хотелось бы отметить, что поправки к антимонопольному законодательству были довольно успешны, однако антимонопольное законодательство, по-прежнему, требует принятия новых поправок, регулирующих вышесказанные вопросы и проблемы. В связи с неточностью формулировок некоторых положений Закона антимонопольные органы очень загружены огромным количеством ходатайств и уведомлений, что на практике может не требоваться, во-первых, и, во-вторых, нерационально ограничивать свободу предпринимательства в некоторых случаях. Также, «факторами, осложняющими антимонопольный контроль экономической концентрации, служат громоздкость архитектуры акционерных связей и широкое распространение неимущественных инструментов установления контроля над предприятиями»3.


Бондаренко Ксения Валерьевна

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Некорректное сравнение товаров как явление антимонопольного и рекламного законодательства

XXI век по праву можно назвать веком информации. По мере развития рынка в нашей стране, предприниматели все чаще сталкиваются с необходимостью бороться за потребителей, что порой толкает их на не совсем законные действия. В частности, стало достаточно популярным такое явление, как некорректное сравнение хозяйствующим субъектом своих товаров с товарами конкурентов. Некорректное сравнение - это вопрос пограничного регулирования антимонопольным и рекламным законодательством, рассмотрим его с точки зрения и того, и другого.

Согласно пп. 3 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26.07.2006 № 135-ФЗ4 одной из форм недобросовестной конкуренции названо некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами.

Однако здесь необходимо учитывать, что некоторые случаи некорректного сравнения подпадают под действие Федерального закона «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ5. Так, согласно пп. 1 ч. 2 ст. 5 ФЗ о рекламе недобросовестной признается реклама, содержащая некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами.

Формулировки норм упомянутых законов, с одной стороны, позволяют их распространить на одинаковые случаи, но с другой стороны, факт нарушения «рекламного» или «антимонопольного» законодательства приводит к разным юридическим последствиям.

Кроме того, рассматриваемые составы содержат различные элементы. Например, если применительно к ненадлежащей рекламе можно говорить об информации, то недобросовестная конкуренция - это действие. Ненадлежащая реклама может противоречить только законодательству, а недобросовестная конкуренция противоречит (помимо законодательства) обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности и справедливости.

Несмотря на то, что данные нормативно-правовые акты имеют довольно длительную практику применения, ни суды, ни антимонопольный орган не внесли ясности в разрешение существующей проблемы. В качестве общего подхода к ее решению можно считать соотношение антимонопольного и рекламного законодательства как общего и специального соответственно. Об этом свидетельствует ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ (административная ответственность за недобросовестную конкуренцию), где законодатель исключает применение данной нормы к составу ненадлежащей (в том числе и недобросовестной) рекламы, описанному в ст. 14.3 КоАП РФ.

На практике разграничение обсуждаемых законов имело место, в частности, в деле № 114/5-09 от 5 марта 2009 г. о нарушении антимонопольного законодательства относительно размещения выражения «Водка № 1 в России» на кольеретках. Антимонопольный орган принял решение рассматривать дело на основе антимонопольного законодательства, поскольку информация не носила рекламного характера в силу п. п. 7 - 8 ч. 2 ст. 2 ФЗ о рекламе (данный Закон не распространяется на оформление товара).

Таким образом, если сравнение товаров хозяйствующего субъекта с товарами других производителей содержится в распространяемой рекламной информации, то необходимо применять ФЗ о рекламе - как специальный закон, регулирующий отношения в данной сфере. Вопрос решится иначе, если сравнение будет выражено в информации, которая, согласно ч. 1 ст. 2 ФЗ о рекламе, не является рекламной (как в вышеприведенном деле). В данном случае сравнение с использованием подобного рода информации следует оценивать на предмет ее соответствия положениям ФЗ о защите конкуренции, в части форм недобросовестной конкуренции.

Представляется, что при решении вопроса о том, какой закон применим в каждом конкретном случае, следует исходить не только из того, является ли распространяемая информация рекламой по смыслу ФЗ о рекламе, но также необходимо учитывать цели данных нормативно-правовых актов.

Что касается самого правонарушения, то термин «некорректное сравнение» законодателем не определен. Так, сравнение - это такой способ подачи информации, при котором сопоставляются два и более явления, проводится их сходство и различие по тем или иным параметрам. Некорректным сравнение признается тогда, когда оно является неточным или неправильным по своей форме. Таким образом, некорректное сравнение - это сопоставление двух и более явлений по одному или нескольким параметрам с использованием неправильных логических операций таким образом, что достоверность данного сравнения объективно не может быть ни подтверждена, ни опровергнута.

Некорректное сравнение имеет следующие квалифицирующие признаки:

1) сравниваться должны сопоставимые товары. Товары считаются сопоставимыми, если они относятся к определенному виду и сравниваются по одинаковому набору измерителей (например, стоимостный, потребительский, производственный и др.)6. Кроме того, согласно вышеприведенному определению недобросовестной конкуренции это должны быть товары, обращающиеся на одном товарном рынке, на котором конкуренты ведут свою предпринимательскую деятельность.

2) при проведении сравнения, как правило, используется недостоверная информация, причем как в отношении своих товаров, так и в отношении товаров конкурентов.

3) также некорректное сравнение должно отвечать общим признакам недобросовестной конкуренции, приведенным в начале статьи.

Некорректное сравнение бывает двух видов: негативное и позитивное. При негативном сравнении хозяйствующий субъект стремится вызвать у потребителя отрицательную оценку продукции конкурента, превознося при этом свои товары. Негативное сравнение может быть относительно конкретного конкурента и вообще. Позитивное сравнение можно назвать «паразитическим», поскольку в этом случае проводящий сравнение хозяйствующий субъект, используя репутацию зарекомендовавшего себя на рынке товара конкурента, распространяет его преимущества на свой товар.

Любое из названных сравнений допустимо, если хозяйствующий субъект, проводящий сопоставление указывает, в отношении каких именно характеристик его товар превосходит товары конкурентов и приводит доказательства своих утверждений. Необходимость подобного обоснования «саморекламы» подтверждается и на практике (в докладе приведены примеры конкретных дел).

В конце хотелось бы рассмотреть возможность признания некорректной рекламы злоупотреблением правом на производство и распространение рекламы. Категория «злоупотребление правом» является достаточно универсальной и предполагает ситуацию, когда лицо - обладатель субъективного права выходит за пределы осуществления этого права и своими действиями причиняет вред другим участникам гражданского оборота.

Производитель и распространитель рекламы имеют право соответственно на ее производство и распространение в целях продвижения товаров на рынок. Злоупотребление правом на рекламу имеет место тогда, когда ее «создатель», прикрывая свои действия якобы благими намерениями по продвижению продукции, на самом деле имеет недобросовестную цель - принизить качественные характеристики товаров конкурента и, таким образом, возвысить в глазах потребителей свою собственную продукцию.

Таким образом, вполне возможным представляется отнесение некорректного сравнения к «иному заведомо недобросовестному осуществлению гражданских прав» (ст. 10 ГК РФ).

Драгунова Кристина Сергеевна

Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)


Понятие и признаки недобросовестной конкуренции

Недобросовестная конкуренция - словосочетание широко использующееся в последнее время в связи с распространенностью неправомерных действий хозяйствующих субъектов и интенсивно развивающимся информационным обществом.

Данное понятие имеет долгую историю существования. Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года признает пресечение недобросовестной конкуренции как одну из составляющих охраны объектов промышленной собственности. В середине прошлого века Конвенцией, учреждающей ВОИС, право на защиту от недобросовестной конкуренции было признано частью прав, составляющих не только промышленную, но и интеллектуальную собственность в целом.

Ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее Федеральный закон «О защите конкуренции») определяет конкуренцию как соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Далее ст. 4 указанного закона закрепляет правовое понятие недобросовестной конкуренции, в соответствии с которым под недобросовестной конкуренцией понимается любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Для уяснения понятия «недобросовестная конкуренция» следует раскрыть содержание следующих институтов, содержащихся в данном определении:

- деловая репутация - создавшееся общее мнение о профессиональных, деловых качествах, оценка хозяйственной деятельности лица;

- добропорядочность, разумность и справедливость. В национальном законодательстве отсутствуют легальные определения данных понятий - их следует рассматривать с общим значением в русском языке. Следовательно, добропорядочный - приличный, достойный одобрения, порядочный (Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.); разумность предполагает осмысленность (рациональность), целесообразность и логичность поведения; однако, данные понятия, наряду с понятием «справедливость» являются понятиями оценочными;

- в Федеральном законе «О защите конкуренции» говорится о обычаях делового оборота, однако, данное понятие устарело в связи с принятием поправок в Гражданский кодекс РФ. На данный момент п. 1 ст. 5 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) от 30.11.1994 N 51-ФЗ закрепляет понятие «обычай», под которым следует понимать сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (в ред. Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ (ред. от 04.03.2013) "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации");

- под товарным рынком Федеральный закон «О защите конкуренции» понимает сферу обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. Так, ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» дает нам примерный перечень действий, признаваемых недобросовестной конкуренцией, в частности:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

4) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Также не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Однако, абзац второй п. 16.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указывает на то, что статья 14 Федерального закона «О защите конкуренции» приводит открытый перечень действий, являющихся недобросовестной конкуренцией, а также дает указание на специальные нормы, в соответствии с которыми действия хозяйствующих субъектов могут быть признаны недобросовестной конкуренцией, закрепленные в различных источниках, в частности в части 1 статьи 8 Федерального закона "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". В данном случае идет речь о незаконном использовании, продаже, обмене или ином введении в оборот товара, если при этом незаконно использовались олимпийская и (или) паралимпийская символика, а также о введении в заблуждение, в том числе создание ложного представления о причастности производителя товара, рекламодателя к Олимпийским и (или) Паралимпийским играм, в том числе в качестве спонсора.

Далее Постановление Пленума расширяет законодательный подход к недобросовестной конкуренции возможностью применения статьи 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года, которая определяет недобросовестную конкуренцию как всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

За совершение лицом акта недобросовестной конкуренции в Российской Федерации предусмотрена административная ответственность. Ст. 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) от 30.12.2001 N 195-ФЗ предусматривает административное наказание в виде штрафа или дисквалификации (ч.2 ст. 14.33).

Таким образом, недобросовестная конкуренция - это неправомерные действия хозяйствующих субъектов, и необходимость законодательного регулирования очевидна: данные действия наносят ущерб не только хозяйствующим субъектам, но и потребителям, чьи интересы, несомненно, должны учитываться при осуществлении деятельности хозяйствующими субъектами.

Попов Руслан Михайлович

Международный университет природы, общества и человека «Дубна»


Проблемы организации закупок отдельными видами юридических лиц в России

Проект реформирования системы государственных (муниципальных организаций в России разрабатывался примерно с 2005 года, когда руководству страны стало предельно ясно, что в рамках действующей системы налогообложения и дефицита, прежде всего, муниципальных бюджетов последние не в состоянии исполнять взятые на себя обязательства. Итогом реформирования стало принятие Федерального закона от 08.05.2010 № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», изменившего статус ряда огромного количества государственных и муниципальных учреждений и выведшего их из сферы действия Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон № 94-ФЗ).

Конечно, передача государственным (муниципальным) учреждениям бесконтрольного права на осуществление закупок по собственному усмотрению не отвечало бы другой провозглашенной государством цели, а именно борьбе с коррупцией, декларированной Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и широко освещаемой в СМИ. В этой связи в 2011 году был принят Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Основой для принятия Закона № 223-ФЗ послужили международные стандарты и обязательства России в соответствии с «Типовым законом ЮНСИТРАЛ о закупках товаров (работ) и услуг» (Принят в г. Нью-Йорке 31.05.1994 - 17.06.1994 на 27-ой сессии ЮНСИТРАЛ). Однако в отличие от своего «прародителя», регламентирующего как процедуру, так и виды закупок чрезвычайно подробно, Закон № 223-ФЗ получился, по сути своей, декларативным, что открыло дорогу для многочисленных коррупционных проявлений. Так, например, указанный в Законе № 223-ФЗ принцип «необоснованного ограничения конкуренции», очевидно, предполагает, что ограничение конкуренции может быть обоснованным. С учетом предполагаемой возможности существования «обоснованной конкуренции», а также отсутствия в Законе № 223-ФЗ запрета на указание в конкурсной документации на технические условия, товарные знаки, патенты без указания на возможность поставки аналога дает основания предположить, что соответствующее указание с учетом положения о закупке конкретного субъекта не будет противоречить законодательству, что представляется несколько спорным с учетом соотношения с принципом разумности и справедливости.

Самостоятельной проблемой представляется, на мой взгляд, ограничение оснований, по которым жалобы на действия заказчика могут быть направлены в антимонопольный орган. Ч. 10 ст. 3 Закона № 223-ФЗ предусмотрено всего три таких основания (непринятие положения о закупке, неразмещение информации о закупке на официальном сайте, предъявление требований, не предусмотренных документацией о закупке). ФАС России со ссылкой на ст. 17 и 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» указывает на возможность обжалования действий заказчика в ФАС в случае нарушения указанных статей. Однако позиция судов по данному вопросу несколько отличается от мнения антимонопольной службы. Так, например, судами указывается, что принятие жалобы к рассмотрению не по одному из оснований, указанных в ч. 10 ст. 3 Закона № 223-ФЗ является самостоятельным основанием для признания соответствующего решения недействительным (см., например, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2012 по делу № А05-7570/2012).

Отсутствие административной ответственности за нарушение Закона № 223-ФЗ также представляется достаточно существенным пробелом в законодательстве.

Административная ответственность за нарушения законодательства о размещении заказов предусмотрена ст. 7.29-7.32 КоАП РФ. Однако если внимательно рассмотреть положения указанных статей, то нетрудно прийти к заключению, что они распространяют свое действие исключительно на нарушения при нарушении законодательства о размещении заказов, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд. Таким образом, субъекты, осуществляющие закупку по Закону № 223-ФЗ, вообще, по сути, никакой ответственности за свои незаконные действия не несут. А отсутствие ответственности влечет, в свою очередь, повсеместные нарушения конкуренции при организации закупок.

Отсутствие административной ответственности является, на мой взгляд, еще более интересным феноменом, если учитывать, что все схемы бюджетных инвестиций, например, государственным и муниципальным унитарным предприятиям, действовавшие в то время, когда последние осуществляли закупки по Закону № 94-ФЗ, сохранились. Например, в соответствии со ст. 79 Бюджетного кодекса РФ, осуществляются бюджетные ассигнования на осуществление бюджетных инвестиций в объекты капитального строительства государственной собственности Российской Федерации, государственной собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности в форме капитальных вложений в основные средства государственных (муниципальных) учреждений и государственных (муниципальных) унитарных предприятий. Иными словами, в соответствии с утвержденной программой МУПу или ГУПу перечисляются денежные средства на, например, капитальный ремонт многоквартирных жилых домов, в которых есть доля государственной или муниципальной собственности. Такое перечисление денежных средств не подпадает под действие Закона № 94-ФЗ. Но и при размещении конкурса на выбор подрядчика государственные (муниципальные) унитарные предприятия уже не обязаны руководствоваться Законом № 94-ФЗ. Вот и получается, что бюджетные деньги уходят подрядчикам в обход порядка, установленного законодательством - опять же, в полном соответствии с законодательством.

Наконец, необходимо отметить, что Закон № 223-ФЗ не содержит даже примерного перечня условий осуществления закупки у единственного поставщика, равно как и максимальной суммы, до которой возможно осуществление такой закупки, что, в свою очередь, привело к тому что большинство муниципальных автономных учреждений вообще перестало проводить конкурсные процедуры, т.к. утвержденные положения о закупках этих учреждений позволяют осуществлять закупки у единственного поставщика практически без ограничений.

Принятие Федерального закона «О федеральной контрактной системе» позволит, на мой взгляд, частично разрешить возникшие противоречия. Однако как рассмотренные, так и иные проблемы позволяют говорить о значительных недоработках в Законе № 223-ФЗ, а также задать вопрос о соответствии цели преодоления дефицита денежных средств в государственных и муниципальных учреждениях тем средствам, которые использует государство.


Сюрмеев Константин Евгеньевич
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


К вопросу об экстратерриториальном применении Федерального закона «О защите конкуренции»

Федеральный закон «О защите конкуренции»7 (далее - Закон о защите конкуренции) распространяется на соглашения, достигнутые между российскими и/или иностранными лицами за пределами РФ, если:

  • они достигнуты в отношении:

  • активов, находящихся на территории РФ;

  • акций (долей) хозяйственных обществ;

  • прав в отношении коммерческих организаций, осуществляющих деятельность на территории РФ;

  • они оказывают иное влияние на состояние конкуренции на территории РФ.

Это означает, что к любым действиям с иностранным элементом применяются правила об антимонопольном контроле со стороны Федеральной антимонопольной службы РФ (далее - ФАС РФ). В последнее время в мире, в том числе в России стали широко применятся сделки слияний и поглощений (согласно праву Англии и Уэльса - «mergers and acquisitions»). Такая сделка подразумевает под собой переход права собственности на акции или доли хозяйственных обществ от одного лица к другому на основании договора купли-продажи.

Квалификация таких сделок с точки зрения конкурентного законодательства РФ применяет к ним правила для сделок экономической концентрации. Соответственно, ФАС РФ в ходе осуществления антимонопольного контроля, обеспечивает предотвращение ограничения конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения лица/ группы лиц.

Статья 26.1 Закона о защите конкуренции устанавливает, что согласованию с ФАС РФ подлежат:

  • прямые сделки в отношении российских компаний (когда приобретаются активы, имущество, акции (доли) или права в отношении российских компаний);

  • косвенные сделки в отношении российских компаний (когда приобретается косвенный контроль в отношении российских компаний, т.е. права, позволяющие определять условия осуществления их предпринимательской деятельности);

  • приобретение контроля в отношении иностранных компаний, получающих выручку в России в сумме более 1 млрд. руб. (как посредством приобретения (прямо или косвенно) более 50% их голосующих акций (долей), так и иным образом).

В настоящее время существуют проблемы с определением иностранных лиц, которые обязаны осуществлять согласование своих сделок экономической концентрации с ФАС РФ.

Во-первых, в статье 28 Закона о защите конкуренции закреплено понятие «лицо, зарегистрированное на территории РФ». Существует мнение8, что под «зарегистрированными в РФ» можно также понимать иностранные организации, имеющие в РФ филиал или представительство. Различие между самим иностранным лицом и его филиалом/представительством на территории РФ является существенным аспектом. В силу п. 9 ч.1 ст. 28 Закона, подлежит согласованию приобретение более чем пятидесяти процентов голосующих акций (долей) юридического лица, учрежденного за пределами территории Российской Федерации. Следовательно, сделка по приобретению российской компанией филиала или представительства, которые находятся в РФ и принадлежат иностранному лицу, не будут подпадать под антимонопольный контроль, даже не смотря на наличие требований согласования ч.1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Такое различие в применяемых понятиях может привести к негативным последствиям для состояния конкуренции.

Во-вторых, в статье 26.1 Закона о защите конкуренции содержится условие о том, что сделки иностранных лиц и (или) организаций, осуществляющих поставки товаров на территорию Российской Федерации в сумме более чем один миллиард рублей в течение года, предшествующего дате осуществления сделки подлежат государственному контролю. Представляется, что юридическая конструкция «поставки товаров на территорию Российской Федерации в сумме более чем один миллиард рублей» может не совпадать с реальными доходами иностранных лиц и организаций от таких сделок.

Как в теории, так и на практике возникла точка зрения9, что буквальное прочтение п.1 ст. 26.1 Закона о защите конкуренции, во-первых, позволяет заключить, что основанием для расчета этой пороговой величины будут являться не финансовые поступления от поставленных в Россию товаров, а согласованная сторонами цена товаров, которая в перспективе, даже не будет уплачена в течение отчетного года. Во-вторых, следует ли при подсчете порогового значения в один миллиард рублей учитывать товары, в отношении которых стороны пришли к соглашению об их поставке в Россию, но которые не были фактически доставлены на территорию России в году, который будет отчетным периодом?

Представляется что решение этих вопросов возможно путем дачи ФАС РФ разъяснений для единообразия применения конкурентного законодательства.


Суменков Сергей Сергеевич

Омская юридическая академия


Проблемы доказывания антиконкурентных соглашений

и согласованных действий

Статья 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»10 (в ред. от 02.11.2013, далее также - Закон о защите конкуренции) устанавливает запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов (картели), а также на антиконкурентную координацию экономической деятельности; статья 11.1 запрещает согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию.

Ответственность за нарушение указанных выше запретов сосредоточена в статье 14.32 КоАП РФ11.

Отметим, что ответственность за незаконные (а именно такими они являются в связи с наличием законодательно установленных вышеназванных запретов) ограничивающие конкуренцию соглашения и согласованные действия хозяйствующих субъектов в настоящее время объединена в части 1 указанной статьи КоАП РФ.

Следует сказать, что, несмотря на то, что Законом о защите конкуренции понятия «соглашений» и «согласованных действий» разделены, правильно квалифицировать их на практике зачастую достаточно сложно, особенно в условиях активного противодействия правонарушителей и отсутствия у антимопонопольных органов полномочий по осуществлению оперативно-розыскной деятельности; тем более сложным представляется доказывание согласованных действий или, например, устного соглашения.

Вместе с тем, определенные шаги по разрешению указанной проблемы предприняты.

Так, до принятия «третьего антимонопольного пакета»12 Е.А. Соколовская указывала: «исходя из существующей до недавнего времени административной и судебной практики, при установлении факта достижения устной договоренности антимонопольный орган, как правило, доказывает наличие антиконкурентных согласованных действий, а не устного соглашения»13.

Обозначенная проблема должна была найти свое разрешение в рамках третьего антимонопольного пакета: «в рамках третьего антимонопольного пакета ФАС России предлагает провести в законе четкую границу между антиконкурентными (запрещенными) соглашениями и антиконкурентными согласованными действиями. Одним из признаков согласованных действий может стать некое объективное обстоятельство. Такое, как публичное заявление одного из участников согласованных действий по поводу планируемого поведения на рынке. Второй критерий определения нарушения - доля рынка»14.

Вместе с тем, несмотря на разрешение проблемы разграничения антиконкурентных соглашений и антиконкурентных согласованных действий, появилась новая проблема - теперь для квалификации в качестве согласованных действий необходимо установить, что они были публично объявлены - в противном случае приходится доказывать наличие антиконкурентного соглашения.

Так, в настоящее время А.Ю. Кинев отмечает, что «важными обстоятельствами, которые следует учитывать при решении вопроса о наличии антиконкурентных согласованных действий, является необходимость устанавливать публичность заявления хотя бы одного из их участников (п. 2 ч. 1 ст. 11.1), а также проводить анализ рынка ввиду того, что указанные в ст. 11.1 запреты не распространяются на согласованные действия хозяйствующих субъектов, совокупная доля которых на товарном рынке не превышает двадцать процентов и при этом доля каждого из них на товарном рынке не превышает восемь процентов (ч. 5 ст. 11.1 Закона о защите конкуренции)»15.

На наш взгляд, следует согласиться с существующим мнением о необходимости исключения из пункта 2 части 1 статьи 8 Закона о защите конкуренции условия о публичном заявлении одного из хозяйствующих субъектов о совершении таких действий в качестве обязательного условия их квалификации в качестве согласованных16, тем более, что указанное условие не согласуется с концепцией Еврокомиссии, которая была создана европейским законодателем, чтобы исключить возможность участников тайного сговора уйти от запрета, установленного статьей 81(1) Римского договора о ЕЭС17.

Однако в таком случае мы вновь возвращаемся к проблеме отсутствия четкого формального критерия разграничения антиконкурентных соглашений и согласованных действий.

Другими авторами ранее также обращалось внимание на вопросы допустимости доказательной базы, формируемой антимонопольными органами в ходе осуществления своих полномочий.

Так, С.В. Ноговицына указывала, что «основным инструментом в раскрытии картелей и подборе доказательной аргументации являются проверки на предмет соблюдения требований антимонопольного законодательства», отмечая при этом, что «сотрудникам антимонопольного органа предоставлено право беспрепятственного доступа на территорию и в офис проверяемой компании, право осуществлять осмотр помещений, документов и предметов, право на получение документов и информации, включая служебную электронную переписку и пр»18.

По мнению указанного автора, «антимонопольный орган использует все методы для обнаружения признаков нарушений антимонопольного законодательства, даже если такие методы законом не предусмотрены», обосновывая данный тезис следующим: «использование устройств, позволяющих скопировать информацию с компьютеров, фактически является изъятием информации членами инспекции ФАС России, что не соответствует объему предоставленных антимонопольному органу полномочий»19.

Обозначенная проблема также разрешена в связи принятием «третьего антимонопольного пакета»: часть 3 статьи 253 дополнена указанием на право антимонопольного органа в ходе проведения осмотра делать копии электронных носителей информации.

На наш взгляд, возможным путем разрешения рассмотренных проблем в сфере доказывания антиконкурентных соглашений и согласованных действий может быть законодательное наделение антимонопольных органов полномочиями в сфере оперативно-розыскной деятельности или регламентация процессуального порядка привлечения к указанной работе соответствующих правоохранительных органов.

Особенно актуальным такое решение представляется в связи с необходимостью доказывания рассматриваемых нарушений в сфере осуществления закупок для государственных (муниципальных) нужд, так как в настоящее время доказывание фактов антиконкурентных соглашений недобросовестных участников таких торгов антимонопольными органами основывается преимущественно на системе косвенных доказательств20.


СЕКЦИЯ «БИЗНЕС И ГОСУДАРСТВО»


Аль-Аккуми Амина Ахмад

НИУ «Высшая школа экономики»


Защита «слабой стороны» в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (на примере миноритарных акционеров)

На данном этапе развития российской государственности важной проблемой становится защита «слабой стороны». Термин «слабая сторона» в конституционном праве не употребляется. В литературе можно встретить близкие по смыслу понятия, в частности понятие «меньшинства» или «меньшего»21. Впервые термин «слабая сторона» был употреблен Конституционным Судом Российской Федерации в 1999 г.22 и с тех пор неоднократно используется в решениях Суда.

Важным элементом взаимодействия бизнес структур и государства на данном этапе являются обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. Так, с начала 2013 года из 23 Постановлений Конституционного Суда Российской Федерации 5 было принято по жалобам юридических лиц23.

В России, как известно, имеет место крайне слабая защита прав миноритарных акционеров24, что негативно отражается на инвестиционном климате. Проблема защиты прав миноритарных акционеров неоднократно была предметом решений Конституционного Суда Российской Федерации. Так, только по этому вопросу были вынесены три постановления25 и несколько определений26.

На основании этих решений можно выделить следующие правовые позиции Конституционного Суда российской Федерации.

1. Преобладающий акционер осуществляет не только свой частный интерес, но и публичный интерес, а именно интерес акционерного общества в целом. На обеспечение этого публичного интереса и направлены особые права преобладающего акционера, которые способствуют эффективному управлению обществом.

2. Миноритарные акционеры как слабая сторона в корпоративных отношениях зачастую неспособна влиять на решения, принимаемые акционерным обществом. Это обязывает законодателя предусмотреть дополнительные правовые механизмы защиты интересов миноритариев.

3. Принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров должен осуществляться в надлежащей юридической процедуре, в разумные сроки, с соблюдением законодательства и при всеобщем и эффективном судебном контроле.

4. Государственные органы и должностные лица должны при разрешении споров с участием миноритарных акционеров должны исходить из необходимости соблюдения баланса между перераспределением акционерной собственности и обеспечением стабильности отношений собственности с помощью надлежащих юридических процедур, судебного контроля и равноценного возмещения при лишении собственника имущества. Суд должен способствовать установлению справедливой выкупной цены.

В своих решениях, однако, Конституционный Суд Российской Федерации не всегда последователен. С одной стороны Суд позволяет принудительный выкуп акций, указывает на равноправие миноритариев с остальными акционерами. С одной стороны, указывается на необходимость дополнительных гарантий прав миноритарных акционеров.

Суд не удовлетворил, по сути, ни одной жалобы миноритариев27. Те гарантии, которые являются, по мнению Суда, необходимыми и достаточными (соблюдение юридической процедуры, равноценное возмещение, эффективный судебный контроль) на практике таковыми не являются. Косвенным подтверждением этого является то, что Конституционный Суд выносил несколько десятков идентичных отказных определений по одному и тому же вопросу28. К тому же Судом было отклонено ходатайство об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года № 3-П29 граждан Н.С.Бабуриной, Н.А.Зелянина, А.И.Кехман, Б.А.Кехмана, В.Ф.Лавренко, Г.В.Поцелуева и компании «Кадет Истеблишмент», которые заявляли о противоречии данного решения ранее изложенным правовым позициям Суда.

Таким образом, Конституционный Суд в указанных отношениях отказывается от принципа защиты слабой стороны. Правовые позиции Конституционного Суда по данному вопросу не создают достаточных предпосылок для эффективной защиты прав миноритарных акционеров и минимизации возможного ущерба их законным интересам. Суд ограничивается наделением миноритариев статусом «слабая сторона», а также указанием на необходимость предоставить миноритарным акционерам определенные преимущества как экономически слабой и зависимой стороне в корпоративных отношениях. Суд не устанавливает конкретных механизмов защиты миноритариев, оставляя решение этого вопроса полностью на усмотрение законодателя.


Балашова Анастасия Борисовна

НИУ «Высшая школа экономики»


Правовые проблемы оценки экономической обоснованности затрат налогоплательщика при исчислении налога

на прибыль организаций

Основной причиной налоговых споров, возникающих в процессе осуществления предпринимательской деятельности, является незаконность и необоснованность решений, вынесенных налоговыми органами.

Согласно п. 1 ст. 252 Налогового Кодекса Российской Федерации30 (далее - НК РФ) налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Законодатель в данной статье указывает, что под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы. В указанной статье под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Так же НК РФ указывает, что любые затраты, произведенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, признаются расходами.

Однако определение понятия «экономически оправданные затраты» законодателем не приведено. Так же в НК РФ отсутствует соотношение между критерием обоснованности затрат и их связью с деятельностью, направленной на получение дохода. Сложившаяся судебная практика показывает, что критерий является оценочным, в виду чего такая неопределенность в настоящее время вызывает большое число налоговых споров. Предметом судебных разбирательств является необоснованное, по мнению налоговых органов, признание затрат расходами при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль. Экономическая оправданность расходов должна быть основана на их разумности, однако данный критерий так же является оценочным.

Позиция контролирующего органа по данному вопросу достаточно ясна. В письме Министерства финансов Российской Федерации (далее - Минфин) от 20 ноября 2007 года № 03-02-07/1-49331 отмечено, что обоснованность расходов, снижающих налоговую базу, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом Минфин говорит об отсутствии в законодательстве, как понятия экономической целесообразности, так и порядка ведения финансово-хозяйственной деятельности, в виду чего обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

Позиция налоговых органов относительно экономической обоснованности затрат не измена и в большинстве случаев она оказывалась аналогичной разъяснениям Минфина. Наиболее распространенными основаниями для оспаривания вычета расходов являются: отсутствие прямого экономического результата, отсутствие дохода в отчетном периоде, отсутствие прямой объективной связи с производственной деятельностью, дублирующие функции, отсутствие экономической целесообразности, расходы «в пользу третьих лиц».

Сформированная в 2007 году позиция Конституционного Суда Российской Федерации в первую очередь обращает внимание на то, что законодатель предоставил налогоплательщикам возможность самостоятельно определять в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств и особенностей их финансово-хозяйственной деятельности, относятся те или иные затраты к расходам в целях налогообложения либо нет. Вследствие чего, перечень расходов является открытым в виду многообразия содержания и форм экономической деятельности и видов возможных затрат. В силу принципа свободы экономической деятельности в соответствии со ст. 8, ч. 1 Конституции Российской Федерации32 налогоплательщик осуществляет экономическую деятельность самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Арбитражные суды при решении налоговых споров по оценки предприятиями экономической обоснованности затрат в большинстве решений стоят на стороне налогоплательщиков, придерживаясь того, что экономическую обоснованность может оценить только налогоплательщик и производя оценку фактических обстоятельств каждого дела. Судебная практика отмечает, что для признания расходов обоснованными, достаточно факта их производственной направленности, а не факта использования в производственной деятельности. Суды неоднократно указывают на то, что расходы, не приводящие к получению дохода, но необходимые для деятельности, результатом которой будет полученный доход, обоснованны.

В настоящее время понятие «экономическая обоснованность расходов», указанное в ст. 252 НК РФ остается неясным. И на практике налоговые органы, используя данную неопределенность, не упускают возможности признать те или иные расходы экономически необоснованными. Отсутствие законодательно установленного термина «экономическая обоснованность затрат» является главной причиной появления налоговых споров по данному вопросу, не смотря на обширную судебную практику и сформировавшиеся позиции контролирующего органа.


Биюков Эльдар Асланович

Университет имени О.Е.Кутафина (МГЮА)


К вопросу о незаконности реорганизации юридических лиц (на примере неисполнения обязанностей по уплате налогов)

Институт реорганизации юридических лиц на сегодняшний день является одним из наиболее актуальных объектов изучения цивилистов. Особое внимание ему уделяется и в судебной практике, поскольку при применении норм о реорганизации, часто выясняется, что они нуждаются в существенной доработке и совершенствовании. В науке гражданского права процедуре реорганизации юридических лиц уделено немалое внимание, однако вопрос о природе незаконной реорганизации, о последствиях признания её таковой и о проблемах, связанных с её оспариванием рассмотрен не достаточно подробно. Однако в проекте ГК РФ проблеме регулирования в сфере признания реорганизации недействительной уделено особое внимание. В частности определен порядок признания реорганизации недействительной и несостоявшейся, а также последствия принятия решения о её недействительности. В этих положениях учитывается опыт зарубежных стран. К примеру, в Проекте поправок в ГК введена норма о том, что «требование о признании реорганизации недействительной может быть предъявлено в суд не позднее трех месяцев после окончания реорганизации, если иной срок не установлен законом», которую можно сравнить с параграфом 14 Закона Германии о реорганизации, устанавливающему, что иск о признании решения о слиянии недействительным должен быть подан в течение одного месяца после принятия такого решения33.

При этом пробелы в законодательстве относительно принятия решения о недействительности реорганизации до сих пор существуют и в Проекте ГК. Ни в действующем Гражданском кодексе ни в проекте поправок к нему нет ответа на вопрос, по каким критериям нужно признавать реорганизацию недействительной - сам факт совершения незаконных действий или же неустранимость этих действий?

Реорганизация часто проводится незаконно для достижения недобросовестных целей.34 Анализ действующего законодательства дает основание полагать, что реорганизация может быть осуществлена незаконно при условии возможности устранения допущенных нарушений и до тех пор, пока ее не обжалуют лица, обладающие таким правом.35 Так, исходя из п.8 ст.50 НК РФ законодатель разрешает проводить процедуру незаконной реорганизации, поскольку, если реорганизация была направлена на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), то по решению суда, выделившиеся юридические лица могут солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица.36 Т.е., если применять буквальное толкование нормы, то юридическим лицам дается только право нести солидарную ответственность, но не обязанность. Признание такой регистрации незаконной осуществляется в судебном порядке. При этом непонятно можно ли признать такую регистрацию несостоявшейся или же ограничиться солидарной ответственностью для выделенных юридических лиц. Исходя из того что в действующем законодательстве, так же как и в предложенных проектом изменениях, кредитору не предоставляется право на обращение в суд с иском о признании реорганизации несостоявшейся, недействительной, даже в случаях, когда в судебном порядке она признана незаконной, максимальной санкцией за подобную реорганизацию является привлечение к солидарной ответственности.37 Таким образом, критерием признания реорганизации недействительной все же является неустранимость незаконных действий, так как если наличие в гражданских правоотношениях ненадлежаще созданного субъекта никому не мешает, то последствия создания такого субъекта могут не устраняться.

Для того, чтобы свести до минимума случаи при которых реорганизация является формой злоупотребления правом, считаем необходимым внести в перечень налоговых правонарушений «реорганизацию с целью уклонения от уплаты налогов». Справедливо отметить, что уплата налогов это не обязательство, это обязанность.38 Кроме того в решении проблемы с незаконностью реорганизации следует согласиться с позицией Галазовой З.В, суть которой заключается в том, что существует необходимость внести изменения в п. 8 ст. 50 НК РФ, в котором следует указать, что в случае признания направленности реорганизации на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов) на выделившиеся юридические лица может быть возложена ответственность солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица.39


Болдырев Олег Юрьевич

МГУ имени М.В. Ломоносова


Новые аспекты конституционно-правовых

механизмов поддержки национальной экономики

Вопрос степени государственного участия в экономике - один из наиболее дискуссионных. Зачастую он решается путем выбора политического курса. Но представляется, что его решение должно находить отражение на конституционном уровне. Зарубежный опыт здесь достаточно разнообразен, в частности, право публичной власти регулировать то, что ранее отдавалось рынку, широко признавали послевоенные конституции. Сегодня вопрос актуализирован мировым кризисом и ревизией господствующих парадигм. Кризис высвечивает проблему ограничения экономического суверенитета государства, все более осознаваемую европейскими государствами. В России она не получила должного внимания при разработке Конституции РФ. Сегодня же она дополнительно актуализирована присоединением к ВТО, негативные последствия которого становятся все более очевидными. И они - не неожиданны: о них предупреждалось в экспертных заключениях, научных докладах, официальных документах40. Даже металлурги не обнаруживают ожидавшейся выгоды. Но если бы она и была, это не сняло бы концептуального вопроса о выборе приоритетов - прибыли экспортеров сырья или высокотехнологичное развитие. Этот вопрос должен находить свое разрешение на высшем конституционном уровне.

Сторонники присоединения к ВТО в качестве «отвоеванного» указывают запрет на деятельность филиалов иностранных банков. Но есть мнение, что эта «победа» куплена ценой удара по реальному сектору. Однако и попадание банковско-финансовой системы под контроль зарубежных конкурентов ударяло бы по российскому наукоемкому производству. Поэтому речь, скорее, должна идти о правовом регулировании кредитно-денежной системы, настраивающей ее на финансирование производства, а не на спекулятивные операции.

На конституционном уровне могут закрепляться цели государства в экономической сфере и механизмы, ограничивающие риск утраты суверенных инструментов регулирования экономики. В рамках реформирования Конституции РФ представляется необходимым закрепление приоритета развития реального (производительного) сектора экономики41. Исходя из этой и иных целей участия государства в экономике, определим перечень ключевых аспектов регулирования и правовые (в том числе, конституционно-правовые) механизмы защиты экономического суверенитета.

Первый аспект - защита суверенитета государства в части регулирования внешнеэкономической деятельности. Его существенное ограничение после присоединения к ВТО актуализирует задачу поддержки ключевых отраслей за счет кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политики, стандартизации, регулирования цен на услуги естественных монополий и др.

Нынешняя кредитно-денежная политика не содействует конкурентоспособности российских товаропроизводителей и актуализирует проблему защиты финансово-экономического и валютного суверенитета. Законодатель не может прямо влиять на кредитно-денежную политику, но может создать институциональные механизмы, стимулирующие к поддержке национальной экономики. Эта задача выводит на конституционно-правовой вопрос о статусе и целях деятельности Центрального Банка. Он обсуждался при разработке Конституции РФ, но не был поставлен концептуально, а именно: никакую власть в государстве не может осуществлять субъект, не являющийся однозначно органом государственной власти, сформированным на демократических принципах и полноценно подконтрольный обществу (и, кстати, подконтрольность деятельности Центробанка парламенту была закреплена в новой Конституции Венгрии). Важно и закрепление на конституционном уровне более адекватных целей деятельности ЦБ. Так, среди целей ФРС США - обеспечение наилучших условий для развития экономики. В современных (и, особенно, российских) условиях вернее было бы указать «обеспечение наилучших условий для развития реального сектора национальной экономики». В связи же с присоединением к ВТО становится актуальным закрепление среди целей деятельности ЦБ РФ такой, как обеспечение кредитования реального сектора экономики на условиях, не худших, чем у зарубежных конкурентов.

В части бюджетной политики отметим вопросы конституционного закрепления перечня не подлежащих секвестру статей бюджета; установление правил резервирования средств и ресурсов, включая невозможность избыточного (в ущерб развитию) накопления и хранения государственных ресурсов в зарубежной валюте и в зарубежных ценных бумагах государств, не являющихся стратегическими союзниками; закрепление контроля не только за доходами и расходами государства, но и за его «активами» и «пассивами».

В области налоговой политики на конституционном уровне следовало бы закрепить указание на не только фискальную, но и экономическую (стимулирование определенных отраслей и видов экономической деятельности), а также социальную функции налогообложения. Возможно и закрепление на конституционном уровне основ налоговой системы: недопущение льготного налогообложения доходов от капитала по сравнению с доходами от труда; установление на конституционном уровне принципа, заключающегося в том, что никакой налог не может взиматься в процедуре, требующей прибегать к заимствованиям для его уплаты; закрепление прогрессивной шкалы налогообложения доходов и наследства, а также личной (не используемой для производственных нужд) собственности. Последняя идея развивает принцип наличия фактической возможности уплачивать налоги, закрепленный в конституциях Италии, Испании и др., либо выводимый Конституционным судом (как, например, в ФРГ42). До оценки конституционности доходит и вопрос границ налоговых ставок: пример - недавнее решение Конституционного Совета Франции43. Не менее важно и предоставление права решения данных вопросов суверену - народу (опыт Швейцарии и т.д.).

Важный аспект - защита экономического суверенитета в части сохранения неотъемлемого права распоряжения и контроля в отношении природных ресурсов44. Сегодня богатые природными ресурсами страны усиливают «ресурсный национализм», ограничивая доступ иностранных природопользователей или принуждая их больше вкладывать в свою экономику: в США добычу ископаемых может осуществлять только частная компания американской юрисдикции45; в Китае вся добывающая промышленность принадлежит государству; в Японии и Швейцарии разрешение на занятие рядом видов деятельности, связанных с добывающей отраслью, дается лишь резидентам; в Австралии для крупных проектов в области добычи и переработки природных ресурсов предусмотрена проверка на соответствие национальным интересам46. По Конституции Боливии 2009 г. углеводороды - неотчуждаемая собственность государства; договор, заключенный в нарушение этого положения, ничтожен, а нарушившие его лица виновны в измене Родине (ст. 359). Китай, в отличие от России, при присоединении к ВТО оговорил право на протекцию в таком жизненно важном для богатой ресурсами страны вопросе как нефтегазовый сервис.

Перечисленные и иные проблемы защиты экономического суверенитета и поддержки национальной экономики требуют своей дальнейшей проработки.



Ванишевская Е.Ю.

Гродненский государственный университет имени Янки Купалы


Платёжная система как способ эффективного бизнеса в Республике Беларусь.

Современная платёжная система Республики Беларусь сформировалась в конце 90-х годов, что позволило в полной мере использовать накопленный опыт других стран и учесть обязательные для её успешного функционирования требования и принципы.

В научной литературе платёжную систему рассматривают как совокупность банковских и финансовых институтов, платёжных инструментов, банковских правил и процедур, а также межбанковских систем перевода денежных средств, обеспечивающих обращение денежных средств внутри страны и взаимодействие с зарубежными платёжными системами.47

Для эффективного функционирования расчётов используется платёжная система, которая формирует всю совокупность безналичного денежного оборота при помощи особых инструментов и методов, по установленным в данном государстве правилам.

В Республике Беларусь платежную систему страны называют платёжная система Республики Беларусь. В неё входит совокупность банковских и других финансовых институтов, платёжных инструментов, банковских правил и процедур, а также межбанковских систем перевода денежных средств, обеспечивающих их обращение внутри страны и взаимодействие с зарубежными платёжными системами.

От того насколько хорошо реализуется основное назначение платёжной системы зависит организация межбанковских расчётов. В практике банковской деятельности межбанковские расчёты осуществляются в двух режимах: режиме реального времени и на основе клиринга. В режиме реального времени осуществляются межбанковские расчеты по срочным и несрочным денежным переводам, а также по результатам клиринга. По определению клиринг - это осуществляемый до расчёта процесс передачи, сверки и подтверждения платежных сообщений.48

От расчётов в режиме реального времени отличаются расчёты основанные на клиринге. Во-первых, на этой основе осуществляются платежи по мелким и несрочным суммам. Во-вторых, расчёт по каждому отдельному платежу не производится. В-третьих, расчёты на основе клиринга осуществляются через отдельные специальные счета банков и небанковских финансовых организаций, открытые в Национальном банке каждому участнику.

Характеризуя межбанковские расчеты в Республике Беларусь следует обратить внимание, что они осуществляются в системе BISS, являющейся основным функциональным компонентом автоматизированной системы межбанковских расчетов Национального банка BISS (Belarus Interbank Settlement System) - система межбанковских расчетов, функционирующая на валовой основе, в которой в режиме реального времени осуществляются расчеты по срочным и несрочным денежным переводам, а также расчеты по результатам клиринга в смежных системах (расчетно-клиринговая система по ценным бумагам и системы расчетов с использованием банковских платежных карточек). Обязательным условием для осуществления расчетов через систему BISS является установление корреспондентских отношений с Национальным банком путем заключения договора и открытия корреспондентского счета в Национальном банке. 49

В соответствии со статьями 25, 32 Банковского кодекса Республики Беларусь одной из основных целей деятельности Национального банка Республики Беларусь является организация эффективного, надежного и безопасного функционирования платежной системы. В Банковском кодексе Республики Берусь в статье 30 также определены права Национального банка в области развития платежной системы Республики Беларусь, в соответствии с которой Национальный банк определяет основные направления совершенствования платежной системы страны; устанавливает правила, формы, сроки и стандарты при проведении безналичных и наличных расчетов в республике и ответственность за их нарушение; ведет ведомственный архив данных для статистической обработки и подтверждения информации о деятельности и операциях, осуществляемых при проведении межбанковских расчетов.50

Для достижения этой цели Национальный банк осуществляет управление функционированием платежной системы Республики Беларусь и надзор за ней посредством установления правил осуществления платежей, тарифной политики, управления ликвидностью, а также посредством сбора, накопления и анализа показателей, характеризующих состояние платежной системы Республики Беларусь.

Национальный банк определяет правила, сроки и стандарты проведения в Республике Беларусь расчетов в безналичной и наличной формах и ответственность за их нарушение.

Следует обратить внимание, что преобладающим, ранее средством расчёта для физических лиц в Республике Беларусь были расчёты с использованием наличных денежных средств. Основная сфера их применения - расчёты населения в розничной торговле и сере услуг. Значительная часть заработной платы, пенсий и социальных пособий выплачивалась путём зачисления средств на текущие счета граждан.

Но в последние пять лет наиболее активно используются расчёты с использованием банковских пластиковых карт.

Вошедшая в национальную платежную систему в качестве одной из составляющих подсистема расчетов пластиковыми карточками представляет собой совокупность расчетов по национальной системе «БелКарт», международным системам (например, VISA и Eurocard/Mastercard).Также банки эмитируют собственные банковские пластиковые карточки, осуществляют эквайринг частных банковских пластиковых карточек, выпущенных в обращение банками-нерезидентами.51

Расчёты с использованием банковских пластиковых карточек позволяют снизать количество наличных денег и, следовательно, затраты на наличный денежный оборот.

Клиенты банков используют различные способы платежа. Это кредитовые переводы, дебетовые переводы, расчёты чеками, платежи карточками.

Кредитовые переводы являются доминирующей формой безналичных расчётов в Республике Беларусь. При поступлении платёжного поручения от клиента банк дебетует счёт клиента и переводит денежные средства получателю. Кредитовые переводы используются для расчётов физическими лицами и предприятиями по товарным и нетоварным предприятиям.52

Дебетовые переводы наряду с кредитовыми переводами используются для расчётов и по товарным платежам.

Что касается использования чеков и чековых книжек, то следует отметить, что расчёты чеками в Республике Беларусь занимают незначительный удельный вес, как по сумме, так и по количеству проведённых операций в платёжном обороте.

В заключение работы можно сделать вывод, что платежная система является неотъемлемой частью финансовой инфраструктуры рыночной экономики, и ее состояние имеет ключевое значение для денежно-кредитного регулирования, обеспечения эффективного расчетного обслуживания финансовой системы государства и реального сектора экономики. Расчёт банковскими платёжными карточками позволяет банкам увеличивать скорость расчетов, обеспечивать дополнительные удобства для клиентов, предоставляя клиентам возможность оперативного управления средствами на своих счетах.



Гомза Юлия Геннадьевна

Гродненский государственный университет имени Янки Купалы


Республиканский бюджет как один из механизмов регулирования экономики в Республике Беларусь

Государственный бюджет представляет собой основной финансовый план государства, отражающий экономические отношения по поводу формирования, распределения и использования централизованного фонда денежных средств. Сущность государственного бюджета как механизма регулирования экономики проявляется через распределительную, регулирующую и контрольную функции. Основное назначение бюджета заключается в том, что он позволяет аккумулировать финансовые средства в руках государства и использовать их для финансирования различных программ. Программы экономического развития, выполнение функций государства зависят от объема бюджета, его структуры, содержания доходов и расходов. Поэтому бюджет является важнейшим инструментом государственного регулирования экономики, социальной сферы.

В Республике Беларусь в 2013 году в республиканский бюджет включены средства следующих государственных целевых бюджетных фондов: фонда национального развития и республиканских инновационных фондов. Источниками формирования государственного целевого бюджетного фонда национального развития являются часть прибыли отдельных высокорентабельных унитарных предприятий, государственных объединений, являющихся коммерческими организациями, и хозяйственных обществ сверх части прибыли, перечисляемой в бюджет. Следует отметить, что в государственный целевой бюджетный фонд национального развития плательщики отчислений, а также республиканские и коммунальные унитарные предприятия, государственные объединения, хозяйственные общества обязаны перечислить в бюджет часть прибыли53.

На 2013 год государственный бюджет утвержден по расходам в сумме 121 720 312 608 тыс. рублей. В социальной политике для пенсионного обеспечения выделено 4,7 триллионов и почти 3 триллиона рублей — для помощи по обеспечению жильем. В 2013 году уплачивается в соответствующий бюджет сумма пеней, а контроль за своевременным и полным перечислением в бюджет этих средств осуществляется их получателями54.

Финансирование дефицита республиканского бюджета включает в себя внутреннее и внешнее финансирование. В свою очередь внутреннее финансирование республиканского бюджета определяется источниками, получаемыми от банков, иных юридических и физических лиц, прочими источниками внутреннего финансирования, источниками от операций с принадлежащим государству имуществом, изменением остатков средств бюджета и операциями по гарантиям Правительства Республики Беларусь, местных исполнительных и распорядительных органов по кредитам банков Республики Беларусь. А внешнее финансирование, соответственно - кредитами международных финансовых организаций, кредитами иностранных государств и иных иностранных кредиторов , операциями по гарантиям Правительства Республики Беларусь по внешним займам55.

Повышение эффективности расходования бюджетных средств и управления государственными финансами является основой бюджетной политики. В нашей стране бюджетные ресурсы концентрируются на приоритетных направлениях социально-экономического развития страны. Для повышения эффективности расходования бюджетных ресурсов предстоит оптимизировать сеть бюджетных учреждений. В целях совершенствования управления бюджетной системой предусматривается переход бюджетов всех уровней к среднесрочному финансовому планированию, включая бюджеты государственных внебюджетных фондов56.

Экономическое значение бюджета заключается, в том, что он может активно влиять на общественное воспроизводство посредством налогов, направления мобилизованных ресурсов на развитие приоритетных отраслей. Тем самым бюджет может воздействовать на совершенствовании структуры общественного производства, его развитии, оптимизацию стоимостных пропорций в распределении доходов на общегосударственные и внутрихозяйственные нужды, материальную и производственную сферы, а также на отдельных отраслях хозяйства, и социальной сферы.

В заключении можно отметить, что бюджет играет важную роль в экономическом регулировании воспроизводственных процессов, развитии социальной сферы, совершенствовании стоимостных, общеэкономических, народно-хозяйственных, региональных пропорций. С помощью бюджета государство воздействует на воспроизводственные процессы. Поэтому бюджет, перераспределяющий значительную часть национального дохода, становится важнейшим инструментом государственного регулирования. При его формировании, изъятии доходов, направлении расходов и осуществляющемся при этом контроле регулируются экономические и социальные процессы57.



Евдокимова Елизавета Германовна

Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)


Включение в таможенную стоимость товаров лицензионных платежей за пользование объектами интеллектуальной собственности (роялти)

В соответствии со ст. 1489 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака в определенных договором пределах с указанием или без указания территории, на которой допускается использование, применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности.

Как правило, лицензионный договор является возмездным, и за пользование товарным знаком с лицензиара взимаются лицензионные платежи. Такое требование к лицензионному договору предусмотрено ч. 5 ст. 1235 ГК РФ; также в этой статье закреплено положение о том, что при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным.

В теории гражданского и предпринимательского права выделяют несколько видов лицензионных платежей:

  1. роялти - периодические платежи (процентные отчисления) в течение срока действия лицензионного соглашения;

  2. паушальные платежи - твердые (фиксированные) суммы платежей, выплачиваемые единовременно или в рассрочку;

  3. смешанные платежи - периодические платежи (процентные отчисления) в сочетании с первоначальным платежом;

в данной работе речь преимущественно пойдет о первом виде лицензионных платежей - роялти.

Роялти — это плата лицензиата за переданные ему лицензиаром права на использование объектов промышленной собственности (патенты, торговые марки) и технологических ноу-хау, то есть роялти является разновидностью лицензионного платежа по лицензионному договору.

Представляется целесообразным рассмотреть вопрос о налогообложении роялти.

По общему правилу объектом налогообложения на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций, например, в соответствии со ст. 247 НК РФ, прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов; в соответствии со ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. А в соответствии с пп. 37 п. 1 ст. 264 НК РФ периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации, относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, уменьшающим доходы налогоплательщика в целях налогообложения прибыли.

По мнению налоговых органов, размер роялти не должен быть более 5% объема выручки по товару, в отношении которого используется данный товарный знак. Превышение этого размера может повлечь за собой вопросы со стороны налоговых органов об обоснованности и экономической целесообразности размера роялти.

В соответствии с действующим законодательством, лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (включая платежи за патенты, товарные знаки, авторские права) включаются в таможенную стоимость товаров.58 А в соответствии с п. 1 ст. 65 ТК ТС, декларирование таможенной стоимости осуществляется декларантом в рамках таможенного декларирования товаров.

Основная проблема, связанная с уплатой лицензионных платежей заключается в том, что если лицензионные платежи будут уплачиваться декларантом в форме роялти, то возможность определения суммы роялти на момент таможенного декларирования отсутствует, что приводит к невозможности включения суммы лицензионных платежей в таможенную стоимость товаров.

На сегодняшний день по данному вопросу до сих пор не сформировалось единого мнения, отсутствует единообразие применения норм права на практике, а российская практика пока сильно отличается от зарубежной, что также нельзя назвать положительной тенденцией, поскольку в области международной торговли должны присутствовать черты глобализации и интернационализации.

Исходя из правовой природы роялти, необходимо подчеркнуть, что роялти является разновидностью лицензионного платежа, который должен уплачиваться именно по факту реализации товара, а не на стадии ввоза товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, на территорию РФ. При ввозе товара предприниматель не всегда способен определить конечную цену товара, по которой он будет реализован на территории РФ, ведь она может быть как выше, так и ниже цены, указанной в таможенной декларации. Представляется необходимым разработка и введение в действие специального механизма, урегулированного российским законодательством, по которому будет возможно осуществлять уплату роялти после реализации товара на российском рынке.





Ковбан Андрей Владимирович

Одесская национальная морская академия


Понятие и виды налогового конфликта в законодательстве Украины

Актуальность темы обусловлена тем, что с вступлением в силу Налогового кодекса Украины на первых порах вселяло надежду в то, что власть ввела, хотя и не вполне однозначные и не всегда справедливые, но в целом понятные и, самое главное, обязательные для всех, включая саму власть, правила игры в налоговой системе государства. Правила, которые не будут меняться в процессе самой игры в зависимости от настроения, целей и краткосрочных задач сиюминутного наполнения бюджета.

Сложность, разнообразие и противоречия правового регулирования налоговых отношений на современном этапе оказывают непосредственное влияние на состояние правопорядка в сфере налогообложения. Стабильность этих отношений, предупреждение и решение налоговых конфликтов является основой осуществления необходимых для страны преобразований, эффективного внедрения и реализации административной реформы. Следует отметить, что отдельных аспектов исследуемой проблемы в своих работах затрагивали М.П. Кучерявенко, И.Е. Криницкий, Н.В. Пархоменко, А.К. Саркисов, однако специальных исследований соотношения таких понятий, как налоговый конфликт и налоговый спор, на сегодня практически нет.

Процесс совершенствования налогового законодательства не может до конца устранить существующие коллизии. Более того стремление государства увеличить объём личных финансовых ресурсов, вызывает закономерную реакцию частного субъекта, который стремится максимально сохранить свою собственность. Налоги являются основным источником поступлений в бюджет. Разумеется, государство всеми силами стремится увеличить налоговую базу, а плательщики этих налогов, хоть и готовы заплатить то, что полагается по закону, однако не считают повышение налогов и расширение налогооблагаемой базы хорошим выходом. Именно поэтому налоговые споры как споры плательщиков налогов с фискальными органами о правильности начисления и взыскания налогов достаточно распространены и в то же время имеют особую остроту и важность.

Налоговый конфликт особый вид социального конфликта в котором противоборство связано с налоговыми правоотношениями и субъектами, либо поведение их мотивации либо объект конфликта имеет правовые признаки, то конфликт влечет юридические последствия.

Одним из основных признаков налогового конфликта является: Сфера возникновения - сфера публичной финансовой деятельности; и реальное столкновение финансовых интересов участников.

В зависимости от предмета спора (то ради чего стороны вступили в юридический конфликт) выделяют:

  1. Споры по поводу реализации закрепленных в налоговом законодательстве субъективных прав, закрепленных интересов и полномочий.

  2. Споры по поводу нормы права, их законности и толкования.

  3. Споры по поводу правонарушений относительно деяния лица в составе определенного деликта и применение к виновному соответствующих санкций.

  4. Мотивация (выделяют конфликт интересов, когнитивный конфликт).

Объектом конфликта интересов выступает стремление одного субъекта овладеть финансовыми средствами вопреки желанию другой стороны. Данный вид конфликта становится следствием объективно существующих противоречий между публичными и частными интересами. В случае если норма закона или другого нормативно-правового акта, изданного на основании закона, или если нормы разных законов или разных нормативно-правовых актов допускают неоднозначную (множественную) трактовку прав и обязанностей налогоплательщиков или контролирующих органов, в результате чего есть возможность принять решение в пользу как налогоплательщика, так и контролирующего органа, решение принимается в пользу налогоплательщика.

Интересы наполнения казны превалируют над интересами охраны и законных прав и интересов налогоплательщиков. Налогоплательщики стараются сохранить свои частные интересы. Противостояние сторон налогового правоотношения в этом случае как приводит к формализации, порождает налоговый конфликт, так и требует урегулирования и решения налогового спора, который возник вследствие этого. С определенными ограничениями можно считать налоговый конфликт предпосылкой возникновения налогового спора. Но, исходя из этого, нужно иметь в виду, который налоговый конфликт, на наш взгляд, имеет двойной характер. С одной стороны, в его статическом виде он, действительно, выступает толчком для возникновения налогового спора и необходимостью его решения, фактически является разновидностью юридического факта, который порождает правоотношение из урегулирования спора в области налогообложения. С другой стороны, возникнув, налоговый конфликт не завершается с появлением налогового спора. Последний развивается и решается в пределах конфликта между властной и обязанной сторонами налоговых отношений. В этом смысле мы акцентируем внимание на динамическом характере налогового конфликта, который завершается с принятием решения относительно предмету налогового спора и обретением им действия.

Когнитивный налоговый конфликт возникает относительно спора о праве и в этом аспекте сопровождается и развивается конфликт интересов. Сущность когнитивного конфликта заключается в стремлении каждой стороны, которая участвует в производстве по делу, обосновать свою, зачастую противоположную позицию.

Разграничение компетенции судов по разрешению налогового спора заключается в особенности применения принципа судопроизводства при рассмотрении налогового спора. Большую часть налоговых споров рассматриваются административными судами согласно ст. 17 КоАС, дела о признании налогоплательщиков банкротами на заявление налоговых органов, рассматриваются хозяйственными судами. Также дела о признании (инициируемые налоговыми органами) сделки заключенные налогоплательщиками недействительной, об отмене регистрации налогоплательщика, рассматриваются соответствующими судами - хозяйственной или общей юрисдикции.

Итак, налоговый конфликт, переведенный в процессуально-правовые рамки, становится налоговым спором, какой, в отличие от конфликта, всегда имеет решения. В самом обобщенном виде налоговые споры связаны с выполнением налоговой обязанности. Налоговая обязанность - это классическая разновидность публичной обязанности (именно обязанность, а не обязательство), все аспекты и стадии выполнения и выяснения которого должны регулироваться исключительно публично-правовыми методами; он всегда выражает отношения, одной из сторон в которых есть субъект властных полномочий, который ни в коем случае не может рассматриваться равноправным относительно лица, которое платит налог или сбор. Налоговый спор - обжалование актов налоговых органов, действий (бездействия), решений должностных лиц налоговых органов является формой защиты прав и интересов налогоплательщика. Итак, налоговые споры бывают спровоцированными требованиями налоговых органов, которые сами плательщики налогов считают незаконными или необоснованными. Налоговые споры могут возникнуть после того, как налоговый орган примет решение о привлечении плательщика налогов к ответственности по результатам проверки, после незаконного списания средств с его счета, отказа от возмещения НДС или приостановки всех банковских операций налогоплательщика

Налоговые споры могут быть вызваны неправомерными действиями работников налоговых органов во время проверок, а также другими обстоятельствами, которые нарушают права и интересы плательщиков налогов.

В заключении можно сказать, что налоговый конфликт особый вид социального конфликта в котором противоборство связано с налоговыми правоотношениями и субъектами, либо поведение их мотивации либо объект конфликта имеет правовые признаки, то конфликт влечет юридические последствия. И особенностью налогового конфликта выступает его объект. Объектом конфликта интересов выступает стремление одного субъекта овладеть финансовыми средствами вопреки желанию другой стороны. Данный вид конфликта становится следствием объективно существующих противоречий между публичными и частными интересами.



Луконина Наталья Владимировна

Волгоградский государственный университет


Внутренний контроль организаций: модели и требования эффективного контроля

Для того чтобы обеспечить достаточную уверенность в достижении целей с точки зрения надежности финансовой (бухгалтерской) отчетности, эффективности и результативности хозяйственных операций и соответствия деятельности компании нормативным правовым актам, неоценимую роль играет внутренний контроль, как важнейшая часть системы управления.

С 1 января 2013 г. согласно ст. 19 Федерального закона от 6.12.11 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон № 402-ФЗ) все экономические субъекты должны осуществлять внутренний контроль совершаемых фактов хозяйственной жизни, а те, которые подлежат обязательному аудиту, - также и внутренний контроль ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности (за исключением случаев, когда руководитель принял обязанность ведения бухгалтерского учета на себя).

Как всегда случается на практике, с появлением нормы закона появляется новая проблема - проблема ее применения.

В настоящее время в России нет единой концепции построения организационной структуры службы внутреннего контроля.

Богатая нормативная база по внутреннему контролю создана Банком России применительно к коммерческим банкам и Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг, многие положения уже утратили силу, но по-прежнему интересны как методологические источники. После принятия Закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" Правительство России, Банк России и ФКЦБ выпустили документы, в которых обязали все финансовые организации использовать внутренний контроль как инструмент в борьбе с легализацией преступных доходов. Это особо важно, так как в последнее время скандалы с выводом активов из коммерческих банков разгораются все чаще и чаще.

Что касается коммерческих организаций, Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также Федеральным законом «Об акционерных обществах», предусмотрено создание ревизионной комиссии, имеющей право проводить проверку финансово-хозяйственной деятельности компании, так называемый тотальный контроль, когда целью проверки является выявление отдельных ошибок и лиц их допустивших.

Сегодня, многие крупные компании пытаются вывести свой бизнес на новый уровень, и применяют более эффективные методы внутреннего контроля. Таким является контроль - ориентированный на риск.

В силу рискового характера любой бизнес-деятельности (производственной, коммерческой, хозяйственной и т.п.), деятельность каждого работника компании должна осуществляться с учетом того, что поставленные перед ним цели и задачи способны оказаться под возможным влиянием рисковых событий.

Таким образом, данный вид контроля позволяет выявлять, оценивать, управлять возможными негативными событиями или ситуациями, что может обеспечить гарантии достижения поставленных целей и желаемых результатов деятельности.

Во всяком случае, каждому субъекту экономической деятельности придется определиться, какую модель ему использовать при построении системы внутреннего контроля, разработать свои локальные акты (регламенты, правила, стандарты) от качества и уровня которых будет зависеть эффективная работа данной системы.

На основании проведенного анализа, действующего российского законодательства и международных стандартов, нами отмечены несколько основных требований, которые выделены Б. Соколовым59, по нашему мнению, таким требованиям должна отвечать оптимальная система внутреннего контроля (требование взаимодействия и координации; требование подконтрольности каждого субъекта внутреннего контроля; недопущение сосредоточения прав контроля на всех его объектах в руках одного лица; требование компетентности, добросовестности внутренних контролеров хозяйствующего субъекта; требование единичной ответственности).

Поскольку ответственность за нарушение ст. 19 ФЗ «О бухгалтерском учете» действующим законодательством РФ не предусмотрена, хозяйствующие субъекты заинтересованы в разработке системы внутреннего контроля, чтобы исключить или значительно уменьшить вероятность допущения ошибок, а также избежать расходы по уплате штрафных санкций бюджету.

Именно внутренний контроль как важнейшая часть системы управления должен способствовать объединению всей совокупности финансово-хозяйственной деятельности организации в единую систему и обеспечивать ее бесперебойное функционирование.



Макозова Вероника Альбертовна

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Актуальные вопросы применения соглашения о ценообразовании для целей налогообложения

Настоящий доклад подготовлен по вопросам налогообложения, в частности, вопросам применения соглашения о ценообразовании для целей налогообложения. Актуальность темы исследования заключается в том, что в связи с введением данной главы 14.6 НК РФ устанавливается порядок заключения такого соглашения между федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов и крупнейшим налогоплательщиком. С 2012 года у крупнейших налогоплательщиков появляется возможность заключить данное соглашение.

В докладе анализируются представленные нововведения, письма Минфина, а также предложения по внесению изменений и дополнений.

Соглашение о ценообразовании для целей налогообложения представляет собой соглашение между крупнейшими налогоплательщиками и ФНС России о порядке определения цен и (или) применения методов ценообразования в контролируемых сделках.

Идея нововведения, прежде всего, заключалась в защите прав налогоплательщиков от проверок налоговых органов, уменьшении затрат на проведение мероприятий по выполнению требований о трансфертном ценообразовании, а также в устранении сомнений установленных цен, которые по общему правилу должны соответствовать рыночным. Однако, при рассмотрении в дальнейшем данной главы, можно заметить, что превалирующее значение, как сторона соглашения, имеет федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов. Это прослеживается и в последующих статьях данной главы.

Изначально, следует обратить внимание на то, что налогоплательщик, с целью оценки целесообразности может обратиться в ФНС России с предварительным обсуждением положений соглашения. Данное положение не содержит норм в законодательстве о налогах и сборах, но широко используется в международной практике и входит в список рекомендаций, содержащихся в Руководстве ОЭСР (приложение к Главе 4 «Рекомендации по заключению предварительных соглашений о ценообразовании в соответствии с взаимосогласительными процедурами»).

Порядок заключения соглашения о ценообразовании установлен в статье 105.22 НК РФ. В данной норме указывается перечень документов, которые следует приложить к заявлению налогоплательщика о заключении соглашения о ценообразовании. Трудностью данной нормы является открытость этого перечня. В связи с этим федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, может потребовать любой иной документ, который, по его мнению, считается необходимым для целей соглашения о ценообразовании.

Следует отметить, что заключение данного соглашения - процедура не из дешевых. Согласно пп.7,п.1,ст. 105.22 НК предусматривается уплата налогоплательщиков государственной пошлины за рассмотрение федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов. На основании пп.133, п.1, ст.333.33 НК устанавливает сумму в размере 1 500 000 рублей. Важным является то, что уплата данной пошлины некоим образом не зависит от принятого решения федерального органа исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

Орган может принять одно из нескольких решений: решение о заключении соглашения о ценообразовании, мотивированный отказ об отказе от заключения соглашения и решение о необходимости доработки проекта соглашения. Только при выборе последнего решения о доработке проекта соглашения, подавая повторно документы, налогоплательщик освобождается от повторной уплаты государственной пошлины. При любом из выбранных решений сумма государственной пошлины не возвращается. А в случае принятия федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборок решения о необходимости доработки проекта соглашения, если налогоплательщик решит отозвать данное заявление - государственная пошлина также не возвращается.

Соглашение широко используется в мировой практике инструментом, который может способствовать разрешению наиболее важных вопросов, возникающих при реализации законодательства об определении цен для целей налогообложения. Сравнительно новая глава в российском законодательстве пока не получила особого распространения. Впервые в России такое соглашение заключили ФНС России и компания «НК Роснефть».

Таким образом, резюмируя нормы настоящей главы НК, представляется, что они могут повлечь к позитивным и негативным последствиям. Наличие обширных полномочий у федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов могут привести к созданию предпосылок возникновения превышения своими должностными полномочиями. К позитивным последствиям можно отнести создание такого института, с помощью которого возможно снижение административной нагрузки при осуществлении контроля.

С учетом вышеизложенного, считаю, что настоящий доклад отвечает общим требованиям, подготовлен с учетом последних изменений НК РФ.



Максименко Петр Николаевич

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Проблемы государственного регулирования недропользования

На современном этапе развития недропользования в России особо остро стоит ряд проблем, которые необходимо подвергнуть законодательной метаморфозе. Обуславливается это тем, что постоянное, бессистемное и, что важнее всего, малопродуктивное «латание» пробелов в законодательстве, которое касается вопросов пользования недрами, показывает неэффективность современных нормативно-правовых актов в вышеупомянутой сфере.

Так, например, мы можем видеть, что базисный закон в сфере недропользования, а именно Закон РФ «О недрах» истратил свой исторический потенциал и по ряду положений стал причиной торможения прогресса в области добычи полезных ископаемых, воспроизводства минерально-сырьевой базы. За время существования Закона в него было внесено около 500 поправок, которые, к сожалению, не позволили устранить многочисленные проблемы, проявляющиеся во время развития системы недропользования в Российской Федерации. На примере данного закона, мы можем видеть, что восполнение многочисленных пробелов может, порою, не просто не восполнять пробелы в нормативно-правовых актах, а даже регрессировать нынешнее состояние. В качестве примера, мы можем привести поправку, которая лишила субъекты Российской Федерации права участия в управлении и контроле недропользования по всем видам полезных ископаемых, кроме общераспространенных60. Данная поправка, помимо её непродуктивности, противоречит пункту «в» ст. 72 Конституции РФ, согласно которому вопросы владения, пользования и распоряжения недрами отнесены к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Модернизация экономики посредством развития отношений недропользования тормозится из-за отсутствия полномочий субъектов Российской Федерации по использования минерально-сырьевой базы регионов. В связи с этим проводимая на сегодняшний день работа по децентрализации полномочий органов исполнительной власти и их перераспределению в пользу регионов и муниципалитетов должна быть проведена и в сфере недропользования61. Стимулированием экономики послужит закрепление порядка проведения конкурсов и аукционов на право пользования недрами. В настоящем законодательством недостатком является отсутствие четкости проведения конкурсов и аукционов, неопределенность критериев, отсутствие четких оснований для отказа в приеме заявок на участие в конкурсах и аукционах на право пользования недрами62. Важно предусмотреть административную процедуру, согласно которой будут предоставляться права пользования недрами для целей разведки, добычи или геологического изучения полезных ископаемых - аукционы на право пользования недрами63. Целесообразно было бы также закрепление инвестиционных аукционов, которые позволили бы привлекать максимальные инвестиции в систему недропользования.

Вышеупомянутая проблема о лишении субъектов права участия в управлении недропользованием порождает ряд проблем. 1) В силу того, что указанные участки недр расположены на территориях субъектов РФ, резервирование таких участков, как правило, исключает из оборота значительную часть территории субъекта, что обуславливает потенциальную потерю в результате такого исключения значительных средств бюджета; 2) Отстранение субъектов РФ от участия в управлении государственным фондом недр является причиной отсутствия у них соответствующих полномочий по осуществлению надлежащих контрольно-надзорных мероприятий за рациональным использованием и охраной недр, а также за безопасным ведением работ, связанных с пользованием недрами64. Рациональным решением стало бы делегирование полномочий по лицензированию участков недр по всем видам полезных ископаемых, кроме участков федерального значения, в ведение субъектов РФ, данное нововведение станет фактором повышающим уровень рационального использования и охраны недр, а также позволило бы устранить некоторые проблемы социально-экономического развития регионов.

В данный момент назрела острая необходимость решения на государственном уровне ряда вопросов, касающихся ухудшения минерально-сырьевой базы. Прослеживается тенденция прироста участков недр, включающих трудноизвлекаемые и нерентабельные запасы, отсюда происходит постоянное увеличение невостребованных участков недр, содержащих мелкие и средние запасы углеводородов в нераспределенном фонде недр. В условиях ухудшения структуры минерально-сырьевой базы необходимы изменения и дополнения в Закон о недрах, упрощающие доступ и условия освоения участков недр, содержащих трудноизвлекаемые и нерентабельные запасы полезных ископаемых, мелкие и средние запасы углеводородов, устанавливающие критерии отнесения недропользователей к субъектам малого и среднего предпринимательства, корректирующие раздел «Рациональное использование и охрана недр» Закона о недрах в части повышения степени извлечения из недр полезных ископаемых и так далее65. Данные меры, по мнению автора, послужат толчком к стимулированию экономики России и будет являться одним из факторов, усиливающих минерально-сырьевую безопасность.

Важным является также вопрос об обеспечении минерально-сырьевой безопасности. Данное понятие является одной из составляющих национальной безопасности - состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства66. Минерально-сырьевая безопасность - комплекс мер, осуществляемых государством и направленных на рациональное использование и охрану недр в интересах нынешнего и будущего поколений граждан РФ67. Существует множество факторов обеспечивающих стабильность сырьевой безопасности. Один из них указан выше, еще один важный фактор - это проведение политики адекватного протекционизма, а именно широкомасштабное создание и использование отечественной техники для недропользования. Этот опыт свойственен развитым странам, так, например, в законодательстве Китая предусматривается обязательное использование оборудования, произведенного в стране68. Применение данного опыта стимулировало бы модернизацию экономики и повышение технико-технологического уровня Российской продукции, обеспечивающей деятельность в недропользовании.

Таким образом, автор видит решение вышеназванных проблем в следующем. Необходимо разработать и принять Горный Кодекс Российской Федерации, который закрепил бы фундаментальные положения ведения недропользования и устранил бы существующие недостатки. Этот вопрос стал особо насущным, т.к. Закон о недрах исчерпал свою историческую миссию. В рамках данного вопроса, автор может также предложить следующее - принять Энергетический Кодекс РФ, который мог бы стать своего рода «Энергетической Конституцией России». Так как включить в энергетический кодекс положения, пускай даже базисные, всех сфер энергетики невозможно, то целесообразно было бы закрепить единые основополагающие принципы энергетики России, а на основе Энергокодекса строить иные виды Кодексов.


Машанов Денис Андреевич

Российской Таможенная Академия


Правовое регулирование хозяйственной деятельности в России: проблемы и перспективы развития

Правовое регулирование - форма регулирования общественных отношений, посредством которой поведение их участников приводится в соответствие с требованиями и дозволениями, содержащимися в правовых нормах. Неполнота и неэффективность правового регулирования является серьёзной проблемой, угрожающей развитию и существованию государства в настоящем и будущем времени. Россия в данный момент столкнулась с такой проблемой в сфере хозяйственных отношений. Отсутствие прямого эффективного правового регулирования в системе российской экономики мешает преодолению кризисных явлений в национальной экономике.

Правовое регулирование осуществляется через применение правовых норм, систематизированных в рамках отрасли права. В современной России хозяйственное право как отдельная отрасль права не признаётся всеми учёными-правоведами. В отечественной юридической науке под хозяйственным правом понимается:

- не отрасль права, а комплексное законодательство, включающее нормы гражданского и административного права;

- самостоятельная отрасль права, имеющая своим предметом регулирования правоотношения с участием профессионального предпринимателя;

- комплексная отрасль, регулирующая отношения, возникающие в процессе хозяйственной деятельности, государственное управление хозяйственной деятельностью, финансовые и налоговые отношения.69

Наиболее подходящим является третий вариант определения хозяйственного права, так как оно отражает его внутреннюю сущность как правового понятия. Во втором случае понятие «хозяйственное право» полностью отождествляется с понятием «предпринимательское право», хотя эти понятия не эквивалентны (общественные отношения, возникающие при ведении хозяйственной деятельности, включают в себя отношения, возникающие при осуществлении предпринимательской деятельности). Несоответствие первого определения термину «хозяйственное право» подтверждается отсутствием единой системы источников хозяйственного права. Комплексное законодательство не может существовать без соответствующей ему отрасли права, и наоборот. В России в настоящее время такая практика пытается осуществляться. Текущее положение дел в хозяйственной сфере в системе законодательства, представлено в таблице:

Сферы хозяйственной деятельности

Действующее законодательство РФ в данных сферах (основные законы)

  1. Сфера производственных отношений

Федеральный закон от 21.12.2001 №178-ФЗ

«О приватизации государственного и муниципального имущества»

    1. Рынок ресурсов

Закон РФ от 21.02.1992 №2395-1 «О недрах»,

«Лесной кодекс РФ» от 04.12.2006 №200-ФЗ,

«Водный кодекс» РФ» от 03.06.2006 №74-ФЗ

    1. Рынок земли

«Земельный кодекс РФ» от 25.10.2001 №136-ФЗ

    1. Рынок труда

«Трудовой кодекс РФ» от 30.12.2001 № 197-ФЗ,

Закон РФ от 19.04.1991 №1032-1 «О занятости населения в РФ»

    1. Рынок средств производства

Федеральные законы о технических регламентах производства отдельных видов товаров (не закрепляют обязательных стандартов качества товаров).

  1. Сфера финансовых отношений

«Налоговый кодекс РФ» в 2 частях от 31.07.1998 №146-ФЗ, от 05.08.2000 №117-ФЗ; «Бюджетный кодекс РФ» от 31.07.1998 №145-ФЗ, Федеральный закон от 10.12.2003 №173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»

    1. Рынок денег

Федеральный закон от 10.07.2002 №86-ФЗ

«О Центральном банке РФ»

    1. Рынок капиталов

Федеральный закон от 22.04.1996 №39-ФЗ

«О рынке ценных бумаг»

  1. Сфера торговых отношений

Федеральный закон от 28.12.2009 №381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ»

    1. Оптовая торговля

Закон РФ от 20.02.1992 №2383-1 «О товарных биржах и биржевой торговле»

    1. Розничная торговля

Закон РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей»

В данной таблице не отражено только наличие такого законодательного акта как Гражданский кодекс РФ, который лишь поверхностно соприкасается с хозяйственным правом, регулируя в некоторой части лишь финансовые и торговые отношения). В остальном же следует отметить, что правовое регулирование хозяйственной деятельности является неполным и устаревшим в производственной и торговой сферах. Все представленные законы постоянно подвергаются редакциям, что создаёт нестабильную правовую ситуацию в обществе, не располагающую к долгосрочному развитию экономики.

Неэффективность действующего хозяйственного законодательства подтверждается также некоторыми статистическими данными:

- существенным ростом количества поступивших заявлений и рассмотренных дел в системе арбитражных судов Российской Федерации на 16,6% (с 1 249 069 до 1 456 128) и 30,7% (с 1 078 383 до 1 409 545) за период с 2011 года по 2012 год, то есть ростом количества экономических споров;70

- сокращение количества государственных и частных предприятий (коэффициент ликвидации организаций увеличился на 47 единиц в период с 2009 по 2012 г.г. (42 до 89 в год), в то время как коэффициент рождаемости организаций возрос лишь на 7 единиц за этот же период (с 88 до 95)).71

Согласно поставленной и обоснованной проблеме отсутствия прямого и эффективного регулирования хозяйственной деятельности в Российской Федерации предлагается принять следующие меры:

  1. Создание и развитие хозяйственного права как отрасли права в российской правовой науке, обоснование её теоретических основ;

  2. В целях создания системы единого хозяйственного законодательства провести его кодификацию - принятие Кодекса Хозяйственной деятельности (КХД), скрепляющего в положениях своего содержания в логической целесообразности законы и подзаконные акты, касающиеся правового регулирования хозяйственной деятельности. В данном кодифицированном законе должны быть закреплены предмет регулирования, основные понятия и принципы хозяйственного права, правовое положение хозяйствующих субъектов, правовые основы хозяйственной деятельности в производственной, финансовой и торговой сферах.

  3. Введение хозяйственного права как обязательной учебной дисциплины для изучения на углублённом уровне для студентов юридического, экономического факультетов, факультета государственного и муниципального управления, и на базовом уровне для студентов технических специальностей.

  4. Создание единого государственно-правового информационного портала по законодательству в сфере хозяйственной деятельности с целью повышения уровня правоприменительной практики в этой области.

В целом принятие соответствующих мер поспособствует преодолению кризисных явлений в современной российской экономике, которые при неизменности положения дел будут углубляться, и даст толчок к её развитию и выходу на новый уровень из состояния стагнации.


Митрахович Алла Сергеевна

Московская академия экономики и права


К вопросу налоговых прав и обязанностей участников холдинга

Развитие предпринимательского потенциала нашей страны, интеграция в мировую экономику, потребовали создания новых форм организации предпринимательской деятельности.

Такие понятия, как «холдинг» и «холдинговая компания» российским законодательством не определено, таких легальных форм осуществления предпринимательской деятельности нет.

В. С. Белых считает, что законодатель необоснованно игнорирует такое «явление на российском рынке» как холдинг и предлагает рассматривать данное понятие в широком и узком смысле.72

Шиткина И. С. также считает, что отсутствие надлежащего правового регулирования предпринимательских объединений (холдингов, групп компаний) в гражданском законодательстве, определяющем правосубъектность участников предпринимательского оборота, отрицательно сказывается на развитии законодательства об интегрированных структурах в других областях, например в сфере налогового регулирования, особенно важной для предпринимательского сообщества.73

Указанные В. С. Белых дефиниции к рассматриваемому понятию, кажутся нам наиболее полными и акцентирующими внимание правоприменителя на сути явления, учитывающими, что связь юридических лиц может опосредоваться не только как прямая зависимость через владение одной или несколькими компаниями долей уставного капитала в других (другой), но и в других формах.

Законодательство в сфере финансов и финансовой отчетности выделяет понятие «Группа»74, а антимонопольное законодательство - «Группа лиц»75. При этом дефиниции к указываемым понятиям совершенно разные, включающие различные признаки взаимосвязанности.

Представляется, что холдинг включает в себя понятия группа, группа лиц, т.к. мы уже указывали, что холдинг характеризуется не только имущественными связями между его участниками.

Бесспорно, Гражданский Кодекс РФ, Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее - Закон об акционерных обществах) и Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (Далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) дает нам ответ на возможные структуры связи компаний в холдинговой структуре с точки зрения действующего законодательства. Так, связи могут опосредоваться через доли участия одних компаний в уставных капиталах других, а так же через осуществление функций единоличного исполнительного органа. При этом кодекс, применительно к имущественной связи, разделяет зависимые и дочерние общества.

Таким образом, форма организации холдинга посредством предусмотренных законом возможностей может быть двух видов: имущественная, управленческая и смешанная. Имущественная предполагает взаимосвязанность через принадлежность долей уставного капитала, управленческая - через установление в качестве единоличного исполнительного органа одного лица. Однако на практике встречается чаще всего смешанная форма, когда в структуре холдинга наблюдаются как имущественные связи, так и управленческие.

Бухгалтерский и налоговый учет в холдингах в отношении каждой из компаний, входящих в структуру холдинга, ведется отдельно по каждой компании. Отчетность сдается, соответственно, по каждой организации, как налогоплательщику.

Перечисленные выше, в соответствии с гражданским законодательством, формы организации холдинга априори являются предпосылкой признания таких лиц взаимозависимыми. Признаки, по которым налоговое законодательство относит организации к взаимозависимым, указаны в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Это означает, что сделки между организациями, входящими в холдинг подлежат налоговому контролю (п.2 ст.40 НК РФ).

Весь смысл явления «взаимозависимых лиц» указан в ст. 105.3 НК РФ, так, в случае, если в сделках между взаимозависимыми лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с настоящим разделом сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми, то любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

В этом случае, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки (взаимозависимыми лицами), отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

При этом в соответствии с п. 3 ст. 105.3 НК РФ, бремя доказывания факта несоответствия цены сделки рыночной, лежит на налоговом органе. На практике получается несколько иначе. Налоговый орган по результатам проверки выносит решение о доначислении налога и пени, а организация, в отношении которой вынесено данное решение, не согласившись, с ним подает иск в суд с целью отмены и признания недействительным решения налогового органа, и, несмотря на правила, установленные п. 5 ст. 200 АПК РФ, будет доказывать, что решение налогового органа не соответствует закону.

Анализ судебной практики показывает, что налоговый орган часто неправомерно доначисляет налоги и пени по сделкам, совершенным между взаимозависимыми лицами.

Следует отметить, что налоговое законодательство не только обременительно влияет на структуры взаимосвязанности. Так, в соответствии с Налоговым Кодексом РФ (глава 3.1) организации могут объединяться в консолидированную группу налогоплательщиков (КГН). КГН признается добровольное объединение плательщиков налога на прибыль организации на основе договора о создании консолидированной группы налогоплательщиков в порядке и на условиях, которые предусмотрены НК РФ, в целях исчисления и уплаты налога на прибыль организации с учетом совокупного финансового результата хозяйственной деятельности указанных налогоплательщиков (ст.25.1). При этом, п. 2 ст. 25.2 указывает, что КГН может быть создана при условии, что одна такая организация участвует в уставном капитале других организаций и доля участия в каждой составляет не менее 90%. Это условие должно соблюдаться на протяжении всего периода действия КГН.

КГН является новым для Российского законодательства, поэтому на первом этапе, законодатель значительно ограничил круг тех, компаний, которые могут входить в состав этой группы.

Законодатель довольно серьезно ограничил круг тех холдингов, которые могут объединиться также для уплаты налога на прибыль. Однако хотелось бы, чтобы в дальнейшем законодатель пошел по пути уменьшения требований к потенциальным участникам КГН.

Когда мы говорим о предпринимательстве, то не можем отрицать тот факт, что излишние налоговые обязанности зачастую служат серьезным барьером для развития бизнеса, что негативно сказывается на экономике страны в целом. А КГН является совершенно понятным удобством, исходя из самой сути и порядка исчисления и уплаты налога прибыль, когда, например, процесс от изготовления продукции до доведения до конечного потребителя разделен между несколькими юридическими лицами.

Еще одним плюсом налогового законодательства для холдингов является возможность финансовой поддержки членами холдинга друг друга в безналоговом режиме, однако, это касается только имущественной формы организации холдинга, когда владение долями в уставном капитале составляет более 50%. В соответствии с пп.11 п. 1 ст.251 НК РФ в налоговую базу для определения налога на прибыль не включаются доходы в виде имущества, полученного организацией (либо физическим лицом-участником) безвозмездно, но только в том случае, если данное имущество в течение года не передается по любой сделке третьим лицам.

Таким образом, из анализа следует, что среди отраслей законодательства нет единого подхода к взаимосвязанным лицам, объединенным в рамках одного бизнеса. К сожалению, законодатель построил такую конструкцию регулирования, что субъекты предпринимательской деятельности предпочитают всеми возможными способами скрывать взаимосвязанность лиц.


Сулейманова Раисат Ашуралавовна

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Правовое регулирование франчайзинга в России

История такой современной формы бизнес-отношений, как франчайзинг уходит вглубь веков. Само слово “franchise” французское, означает «привилегия, льгота, освобождение от налога». Для исторической справки франчайзинг зародился в Германии в 1840-м году когда германские пивовары стали предоставлять владельцам таверн франшизы, дающие право эксклюзивной продажи пива того или иного производителя. На рубеже XIX-XX веков франчайзинг стали активно использовать General Motors, Rexall Drugstores, Spar, Ben Franklin и др. По сей день отношения, построенные на францайзинге активно распространяются по всему миру, но Российские предприниматели не так быстро спешат подписывать подобные договоры. Есть несколько причин незаинтересованности предпринимателей:

- отсутствие четкого правового регулирования;

- чрезмерная ответственность сторон по договору и проблема контроля качества;

- постдоговорная ответственность сторон и проблема ноу-хау;

- недостаточное правовое обеспечение для благоприятного экономического климата (кредитование предпринимателей).

В законодательстве Российской Федерации отношения в области франчайзинга регулируются главой 54 ГК РФ, именуемой Коммерческая концессия. Принято ставить знак равно между данными понятиями, но многие цивилисты с этим не согласны, аргументирую это тем, что понятие франчайзинга шире понятия коммерческой концессии. Для данной статьи я все же предлагаю считать понятия синонимами.

Большинство правообладателей составляют красочные презентации с фиксированным доходом, предлагают помощь в поиске арендодателя и невысокие роялти от 5%. Но в то же время, по причине не достаточного правового регулирования, договоры коммерческой концессии представляют из себя смешанный договор, охватывающий сферы защиты конкуренции, защиты прав потребителей, рекламы, права интеллектуальной собственности и прочее, а в тексте договора можно найти фразу, что «Правообладатель настоящим Договором заявляет о том, что он не давал, а Пользователь признает, что не получал и не имеет право на получение какого-либо обязательства или гарантии в отношении успеха Предпринимательской деятельности, осуществляемой в рамках настоящего Договора».

Особое внимание следует уделить статье 1033 ГК РФ, где указано, что договором коммерческой концессии может быть предусмотрен отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя. На мой взгляд, данное положение следует исключить из Гражданского Кодекса, поскольку оно ограничивает свободу предпринимательской деятельности пользователя. Могу привести пример, когда в договоре содержалось подобное ограничение:

«Пользователь в течение срока действия настоящего договора, а также в течение 5 (Пяти) лет с момента прекращения настоящего договора обязуется без получения предварительного письменного согласия Правообладателя не открывать, не владеть, не управлять и не быть заинтересованным (через Аффилированное лицо или любым иным способом) в Конкурирующем предприятии, а также не являться консультантом, а также не оказывать Конкурирующему предприятию услуги консультационного, информационного или иного характера. Иначе, за каждый случай нарушения Пользователь уплатит правообладателю 500 000 (Пятьсот тысяч) рублей».

Говоря об экономическом климате, готовности банков и иных финансовых структур предоставлять кредиты Предпринимателям для приобретения франшиз, следует отметить, что:

Во-первых, мало банков, готовых предоставить кредиты для целей франчайзинга;

Во-вторых, процентные ставки у данных видов кредитов не сильно отличаются от обычных кредитов. Например, Сбербанк по программе «Бизнес старт» предоставляет кредит с 18,5% годовых сроком на 3,5 года, тогда как Потребительский кредит под поручительство физических лиц сроком до 5 лет выдается по процентной ставке от 16,5% годовых76. Как мы видим, если и есть разница, то она точно не в пользу предпринимателей. Более того, кредит выдается на 3,5 года, тогда как срок действии договора может быть меньше или совпадать.

Также является лишней для данного вида договоров государственная регистрация договора. По сути, она замедляет весь процесс, создавая дополнительные препятствии для Российских предпринимателей.

Таким образом, привлекательная для запада модель построения бизнеса из-за ряда перечисленных причин не развивается должным образом в Российской Федерации.

Тубденов Владислав Германович

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Правовые аспекты внедрения инноваций в российскую энергетику

Развитие энергетической отрасли в XXI веке не представляется возможным без внедрения инноваций. Современное состояние российской энергетики это подтверждает лучше всего.

Одним из мероприятий, направленных на дальнейшее развитие энергетики является внедрение инноваций. Это важное положение закреплено в Энергетической стратегии Российской Федерации до 203077:

«Главной целью настоящей Стратегии является создание инновационного и эффективного энергетического сектора страны, адекватного потребностям растущей экономики в энергоресурсах».

Однако, как показывает практика, достижение поставленных целей энергетической политики сталкивается с трудностями.

Одна из них - несовершенство правового регулирования отношений по внедрению инноваций. Неоднократно отмечалось, что в настоящее время отсутствует отдельный закон об инновационной деятельности, нет даже легального определения инноваций. Наиболее обоснованно, на наш взгляд, определять инновацию как введенный в употребление, новый или значительно улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продажи или новый организационный метод деловой практики, организации рабочих мест.78 Существенный признак инновации - это введение в употребление. Можно рассматривать его по-разному (владение инновацией, монтаж, пуск, наладка), но главный критерий тут - подписание акта введения в эксплуатацию. Тогда становится понятно, когда инновация была внедрена, и какую она несет экономическую пользу. Иначе смысл создания инноваций теряется.

Следующая проблема - отсутствие перечня введенных инноваций. Причиной такой ситуации является тот факт, что решение о том является продукт инновацией или нет - на усмотрении у чиновников. В качестве примера можно привести энергосберегающие лампы. Во всем мире - это прогрессивная технология, которая качественно экономит электроэнергию. Но Президент Д. А. Медведев в 2009 г. сказал: «Мы решили отказаться от ламп накаливания. Нам нужно строить заводы по их производству. Но это не инновации, коллеги. Это просто производство современных, нужных нам видов продукции». В итоге, политическое решение установило, что энергосберегающая лампа - не инновация.

В качестве примера, подтверждающего недостатки правового регулирования инноваций можно привести Федеральный закон «Об инновационном центре Сколково».79 Управляющая компания наделена значительными публично-правовыми полномочиями: принятие обязательных правил, выделение земли, перевод земель разных категорий и другими. Кроме того, на территории «Сколково» не действуют некоторые нормативно-правовые акты РФ, в частности, Градостроительный кодекс, Технические регламенты. Единственное объяснение таким изъятиям - явное несоответствие законодательства РФ об инновациях процессам, которые происходят на территории «Сколково».

На наш взгляд, учитывая ключевую роль энергетики в народном хозяйстве РФ необходимо принятие отдельного федерального закона об инновационных отношениях в этой отрасли.

В законе следует дать основные понятия: «инновация», «инновационная деятельность». Нужно обозначить отрасли энергетики, в которых будут внедряться инновации.

Следует обозначить права и обязанности субъектов инновационных отношений. Самое главное здесь - определить роль государства в инновационном развитии. Государственная поддержка инноваций - объективное их условие, так как на этапе их разработки без финансирования очень сложно.

Министерство энергетики РФ должно стать основным органом, который будет проводить инновационную политику в энергетике. Минэнерго будет вести перечень введенных инноваций, а также осуществлять контроль и надзор за всеми участниками инновационных отношений.

Правовое положение бизнес - структур, которые внедряют инновации будут также определены законом. Должны быть установлены четкие критерии инновационного производства. Безусловно, государство должно стимулировать внедрение инноваций у бизнеса, в первую очередь, налоговыми льготами. Примером инновационного энергетического производства являются малые электрические станции на современном оборудовании.80 Речь идет о создании автономных источников электроэнергии на котельных, оборудованных паровыми котлами, с использованием электрогенерирующих установок с турбинами малой и средней мощности и расходом топлива 140-160 г у. т./ кВт. ч.

Это направление имеет ряд преимуществ по сравнению с остальными:

1) Реализация этого направления не зависит от иностранных производителей.

2) Малые сроки строительства электростанций (от трех месяцев до одного года);

3) Меньшая удельная стоимость электрогенерирующего оборудования, что связано с относительной простотой конструкции;

4) Меньший финансовый риск при размещении инвестиций в малую энергетику в связи с небольшим сроком строительства и возможностью прогнозирования спроса на электроэнергию и тепло на краткосрочный период, в течение которого эти проекта, как правило, окупаются.

Такие проекты инвестиционно привлекательны, их экономическая польза осязаема. В разработку таких станций закладываются современнейшие технологии, а их рациональность и эффективность заложены уже на этапе строительства.

Наличие конкретного законодательства в сфере внедрения инноваций в энергетику позволило бы четко закрепить механизм: «разработка инновации - внедрение инновации - производство». Нужно установить законодательные гарантии для научных учреждений, оформить государственную поддержку НИИ, научно-производственным объединениям.

Инновационные разработки «разогреют» развитие и альтернативных видов энергетики. Нужно признать наше отставание и в этом вопросе. В настоящее время альтернативные источники энергии несравнимы по эффективности с традиционными углеводородными источниками, однако уже в самом обозримом будущем станут крайне актуальны. Нормативная база могла бы стать одной из опор инновационного развития альтернативной энергетики.

Разумеется, в законе следует установить виды ответственности за различные правонарушения. Административный или уголовный механизм будет иметь эта ответственность - в любом случае она должна сдерживать злоупотребления со стороны любых участников инновационных отношений.

Итак, на основании всего вышеизложенного напрашиваются следующие выводы:

Инновационное развитие энергетики в России в настоящий момент осуществляется крайне низкими темпами.

Одной из основных проблем внедрения инноваций в России является несовершенство правового регулирования.

Следует на уровне федерального законодательства оформить отношения по внедрению инноваций в сфере энергетики.







Ушакова Анна Викторовна

Российская правовая академия Министерства юстиции РФ


Бизнес и международные стандарты сотовой подвижной связи

Развитие социальных отношений, высокая скорость обмена информацией соответствуют уровню технического развития общества. Сотовая связь, особенно последнего поколения, регулируется не только отдельными актами различных государств, но и в рамках дву- и многостороннего международного общения.

Управление государством в современных условиях невозможно себе представить без качественной связи между элементами инфраструктуры рынка товаров работ и услуг, урегулированных отношений связи. Развитие систем сотовой подвижной связи для обеспечения межгосударственного роуминга, через национальные системы сотовой подвижной связи, согласно принятым стандартам, способствуют развитию новых технологий мобильных связей, которые имеют глобальное значение, в связи с чем могут быть использованы в сферах телемедицины, безопасности и охраны общественного порядка, дистанционного образования, транспортного управления и других государственных отраслях. 81

Стандарт LTE разрабатывался в рамках 3GPP (The 3rd Generation Partnership Project) как продолжение CDMA и UMTS и первоначально не относился к четвёртому поколению мобильной связи. Международным союзом электросвязи как стандарт связи, отвечающим всем требованиям беспроводной связи четвёртого поколения, был избран десятый релиз LTELTE Advanced, который впервые был представлен японской компанией NTT DoCoMo. Так как данный стандарт можно реализовать на существующих сотовых сетях, то он стал более популярен у операторов сотовой связи. В апреле 2008 года компания Nokia заручилась поддержкой ряда компаний (Sony Ericsson, NEC) для развития стандарта LTE и придания этому стандарту конкурентоспособности против WiMAX. В том же году аналитическая компания Analysys Mason спрогнозировала увеличение роста потребности сотовых технологий, таких как LTE, нежели WiMAX. Первая коммерческая сеть LTE была запущена 14 декабря 2009 года шведской телекоммуникационной компанией TeliaSonera совместно с Ericsson в Стокгольме и Осло.82

Производитель телекоммуникационного оборудования Huawei и Министерство связи Бразилии подписали соглашение, в рамках которого Huawei разработает решение LTE в диапазоне 450 МГц, которое будет использоваться для обеспечения мобильным ШПД жителей удаленных и сельских территорий.

Оператор сотовой связи МТС запустил в коммерческую эксплуатацию сеть четвёртого поколения (4G) на базе технологии LTE в Узбекистане. Сеть развёрнута в центральной части Ташкента в частотном диапазоне 2,5-2,7 ГГц, лицензию на использование которого узбекская дочерняя компания МТС получила в октябре 2009 года. Поставщиком оборудования для строительства сети является китайская Huawei Technologies.

В конце 2011 года в Томске открылся первый в России завод по производству станций 4G. Согласно условиям предоставления государством частот операторам связи, связь 4G предоставляется по всей России в городах с населением не менее 50 тыс. человек.

Коммерческий запуск сетей, основанных на стандарте LTE, впервые в России был осуществлен в Новосибирске в конце декабря 2011 года компанией «Скартел», которая собирается в мае 2012 года полностью перевести все свое оборудование на эту технологию. А вот впервые в Москве (март 2012 года) сеть LTE была запущена принадлежащей предпринимателю Евгению Ройтману группе компаний «Антарес». По состоянию на 16 ноября 2012 года LTE работает более чем в 23-х крупных городах России.

23 апреля 2012 года оператор сотовой связи МегаФон первым из операторов «большой тройки» предоставил своим клиентам в России возможность доступа к услугам мобильной связи четвёртого поколения (4G). Первым городом России, в котором была запущена сеть четвёртого поколения, стал Новосибирск, а чуть позже и город Москва.

Производителями оборудования на сегодняшний день являются такие ведущие компании, как Nokia Siemens Networks, Huawei, Alcatel-Lucent, и другие.

В России выпуск сетевого оборудования начала компания Nokia Siemens Networks на базе совместного с НПФ «Микран» и корпорации «Роснано» предприятия под Томском. Выпускаемые ими мультистандартные базовые станции, могут работать как в различных стандартах (2G/GSM/GPRS/EDGE, 3G/WCDMA/UMTS/HSPA и 4G/LTE/FDD/TDD/LTE-Advanced), так и большом количестве частотных диапазонов 800/900/1900/2100/2500/2700 МГц.

В регулировании процессов развития современных коммуникаций принимают непосредственное участие государства, международные организации; иные субъекты трансграничных отношений влияют на них косвенно. Таким образом, государства осуществляют меры по сближению национальных нормативно-правовых актов в области развития и использования систем сотовой подвижной связи, ориентированных на беспрепятственное предоставление услуг этого вида связи на территориях государств на основе меморандумов о взаимопонимании GSM, NMT и заключенных между операторами государств этих сетей соглашениями.


Шарапова Диана Искандяровна

Российская таможенная академия


Развитие малого бизнеса в России

В России имеются все формальные предпосылки для успешного развития малого бизнеса на всех уровнях управления. Так, на федеральном уровне в настоящее время действует Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ»83 устанавливающий различные формы государственной поддержки. В то же время субъектах РФ приняты многочисленные нормативные правовые акты, включая законы, регулирующие отношения в данной области, долгосрочные и краткосрочные программы развития бизнеса. На местном уровне тоже принимаются и реализуются соответствующие программы, направленные на поддержку и развитие предпринимательства конкретных муниципальных образований.

Однако фактическое состояние бизнеса на данный момент неудовлетворительное. С чем это связано? Во-первых, это несовершенство налогообложения, во-вторых, нестабильность нормативно-правовой базы, в-третьих, административные барьеры, в-четвертых, несогласованность действий федеральных и региональных властей, в-пятых, высокие ставки по кредитам, в-шестых, недостаточность объемов финансирования программ различного уровня, в-седьмых, бюрократизм и взяточничество чиновников.

Если проанализировать существующее положение, то одну из проблем можно назвать налоговое бремя84. Действительно, чрезмерная жесткость сегодняшней налоговой системы оказывает негативное влияние на развитие деловой среды малого предпринимательства. Здоровое совершенствование налоговой системы, направленное не только на формирование бездефицитного бюджета, но и на стимулирование роста производства, развитие субъектов малого предпринимательства должно быть важной задачей настоящего временного периода.

Нельзя не сказать о тарифах на страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, которые работодатели платят исходя из начисленной заработной платы работников. С 1 января 2011 г. размер страховых взносов резко увеличился. Для субъектов, применяющих общую систему налогообложения, - с 26% до 34%. Для предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения (УСН) и систему единого налога на вмененный доход (ЕНВД), - с 14% до 34%85.С 1 января 2012 г. наблюдается некоторое снижение тарифов на страховые взносы в государственные внебюджетные фонды с 34% до 30% и для льготных категорий - с 26% до 20% .

Рассматриваемые реформы вряд ли существенно пополнят бюджет. Надо сделать так, чтобы предпринимателю было выгодно развивать свое производство, а не вытаскивать деньги из бизнеса. Существующая налоговая система не способствует развитию малого бизнеса, росту благосостояния и снижению социального расслоения среди населения. Российская система налогообложения позволяет легко уклоняться от уплаты налогов и даже провоцирует на это <10>. Речь в первую очередь должна идти о снижении тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды до уровня 2010 г.

При совершенствовании налоговой системы нужно учитывать опыт стран с развитой рыночной экономикой, но с расчетом на специфику нашего государства. Опыт стран с развитой рыночной экономикой свидетельствует о том, что налоговый механизм является эффективным рычагом экономического стимулирования деятельности малого предпринимательства. Весьма важное значение при этом имеют налоговые льготы, действующие в сфере малого бизнеса, в том числе дифференцированные ставки налогов на прибыль и на добавленную стоимость (Япония, Великобритания, Германия), пониженные ставки по подоходному налогу (Германия) и местным налогам (Япония). Интересно отметить, что в Швеции предприятия имеют право производить необлагаемые налогом отчисления в резерв из прибылей в пределах 40% величины чистой прибыли до вычета налогов <11>. В Германии применяются такие льготы, как создание резерва не облагаемой налогом прибыли для категорий малого предпринимательства в зависимости от вида деятельности, освобождение малого предприятия в первые два года существования от всех выплат.Считаем, что совершенствование налоговой системы способствовало бы уменьшению оттока капитала из России.

Речь идет об изменении налоговой системы государства в целом. Но это не сможет решить существующую проблему крайне неравномерного распределения малых предприятий по регионам. Исследователи в этой области отмечают, что более 75% малых предприятий расположены в европейской части России. Причем треть общего количества предприятий сосредоточена в Центральном федеральном округе (ЦФО), в том числе в Москве - 16,1% от общего количества предприятий России

Так, согласно данным Федеральной службы государственной статистики, в ЦФО число малых предприятий составило 474,4 тыс., средняя численность занятых составила 3766,5 тыс. человек, оборот малых предприятий - 6572,8 млрд. руб., а, к примеру, в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) число малых предприятий насчитывалось всего 65,3 тыс., соответственно, меньше занятых - 428,1 тыс. человек, меньше оборот малых предприятий - 511,8 млрд. руб. 86. Безусловно, разница очень значительная. Но такое сравнение представляется некорректным, поскольку и количество населения, проживающего в этих округах, тоже разное. Поэтому проанализируем отношение количества малых предприятий к численности населения 87 на примере отдельных субъектов РФ данных федеральных округов.

Рассмотрим сначала некоторые регионы ЦФО. В Москве находятся 207,9 тыс. малых предприятий, что составляет на 1000 жителей 18 предприятий. Практически такая же ситуация наблюдается и в Ярославской области, где зарегистрированы 23,6 тыс. субъектов малого бизнеса. Это составляет на 1000 человек 18,5 малых предприятий.Из приведенных показателей очевидна огромная разница распределения субъектов малого предпринимательства между отдельными регионами ЦФО, например, в Ярославской области (на 1000 жителей приходится 18,5 предприятия) и регионами ДФО, к примеру, в Еврейской автономной области (на 1000 жителей приходится всего 6 предприятий).

Известно, что социально-экономическое развитие субъектов РФ тесно взаимосвязано с развитием в них малого бизнеса. В этой связи федеральным и региональным органам власти следует обратить внимание на субъекты РФ, где слабо развивается малый бизнес. Для стимулирования предпринимательской активности населения таких регионов государству нужно более эффективно оказывать различные формы поддержки, включая финансовую, имущественную, информационно-консультационную, а также помощь в обучении и переобучении кадров. Кроме этого, в таких субъектах РФ видится целесообразным применение германского, шведского опыта, заключающегося в создании резерва не облагаемой налогом прибыли на малых предприятиях, освобождении от всех видов налогов в первые несколько лет существования малых предприятий.

Считаем, что введение дополнительных мер поддержки малого бизнеса в регионах, где он мало развит, требует глубокого экономического анализа, учета природно-географических условий, доходов на душу населения, масштабов безработицы, демографических показателей, степени напряженности экономической ситуации этих субъектов РФ.

Таким образом, необходимо:

-изменить формы и методов государственного регулирования вопросов малого бизнеса, а именно, совершенствование законодательства;

-здоровое реформирование налоговой системы;

-географическое расширение активности предпринимательской деятельности по субъектам РФ считается будет способствовать экономическому развитию России.


Ходаков Илья Дмитриевич

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова


Проблема исчерпания исключительного права на товарный знак.

Параллельный импорт. Экономико-правовой анализ.

В последнее время, Федеральная антимонопольная служба регулярно предлагает отмену запрета на параллельный импорт.88 Вице-премьер Правительства РФ Шувалов отметил возможность легализации параллельного импорта к 2018-2020 году. 89 Какие экономические и юридические последствия несет его легализация?

Параллельный импорт в большей степени экономический термин, означающий ввоз товара иностранного происхождения, маркированного товарным знаком, который был введен в оборот на территории другого государства на законных основаниях (с согласия правообладателя), приобретен иным лицом и введен в оборот на территории Российской Федерации без согласия правообладателя.

Существование законного параллельного импорта зависит от установления одного из принципов исчерпания исключительного права: международного (иногда регионального) или национального. Статья 6 Соглашения ТРИПС (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности) позволяет странам самим избирать свой режим.

Концепция исчерпания прав - ограничение исключительных прав для обеспечения свободного рынка. Исчерпание исключительных прав позволяет не допустить монополии на имущественный оборот товаров, когда при каждом отчуждении товара необходимо получать разрешение правообладателя на товарный знак.

Международный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак устанавливает правило первой продажи - концепция «first sale», что признается классической моделью для товарных знаков.90 Правообладатель полностью утрачивает контроль за товаром, маркированным его товарным знаком с момента введения товара в имущественные оборот.

В Российской Федерации, исходя из ст. 1487 ГК РФ, установлен национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак: «Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия».

Национальный принцип означает, что с момента введения в имущественный оборот товара правообладателем или с согласия правообладателя, то есть передачи в собственность третьему лицу (будущему ритейлеру, потребителю) на территории РФ, правообладатель утрачивает юридическую возможность контроля над дальнейшим продвижением товара и не может препятствовать использованию третьими лицам товара, маркированного товарным знаком правообладателя. Из прямого толкования статьи 1497 ГК РФ, следует вывод, что ввоз товара введенного в оборот на территории другого государства и использование товарного знака правообладателя является нарушением исключительного права на товарный знак, что можно трактовать как запрет параллельного импорта. Нарушение исключительного права на товарный знак при параллельном импорте не является незаконным использованием товарного знака, а вернее представляет собой незаконное использование товара, маркированного товарным знаком. Национальный принцип исключительного права порождает теоретическую проблему: параллельный импортер нарушает исключительное право на товарный знак с точки зрения статьи 1487 ГК РФ, но все действия, которые импортер совершает, никаким образом не затрагивают исключительное право, импортер тем более не осуществляет использование товарного знака, как оно понимается в статье 1484 ГК РФ «Исключительное право на товарный знак».

Вторая проблема - является ли товар, ввезенный страну с нарушением правил о параллельном импорте, контрафактным? Российское законодательство позволяет дать прямой ответ - нет. Применительно к товарным знакам статья 1515 ГК РФ говорит, что товары, на которых незаконно размещен товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Запрет параллельного импорта создает столкновение интересов собственника товара и правообладателя исключительного права на товарный знак. Лицо, обладающее правом собственности, не может лишиться права распоряжения товаром, однако, неминуемо реализация субъективного права (распоряжение товаром) влечет нарушение исключительного права на товарный знак и ущемляет законные интересы собственника.

С юридической точки зрения запрет параллельного импорт несет ряд негативных эффектов: создает искусственный контроль за товаром, введенным в оборот на территории иностранного государства, и позволяет создавать монополии, обладающие правом пользования исключительным правом на товарный знак на территории РФ, дает дополнительные преимущества иностранным компаниям для распространения товара на территории РФ, устанавливает приоритет исключительного права на товарный знак над реализацией права собственности на товар. Таким образом, правовая позиция Федеральной антимонопольной службы по отмене запрета на параллельный импорт обоснована.

Однако, возможность введения параллельного импорта оспаривается экономической нецелесообразностью. На почве возможной легализации были подготовлены ряд исследований: экономические последствия выбора режима исчерпания прав на товарный знак91, заключение экспертного совета при Правительстве РФ92, исследование финансово-экономических последствий либерализации параллельного импорта в России (Ассоциация Европейского Бизнеса)93.

Позиции по вопросу легализации параллельного импорта можно признать прямо противоборствующими друг другу, поскольку отстаивают интересы различных экономических субъектов.

Субъекты, поддерживающие идею либерализации параллельного импорта, строят свою позицию на защите интересов потребителей. Параллельный импорт способствует снижению цен на ввозимые товары (в особенности парфюмерию, электронику, автомобили) и ограничивает, созданные искусственные монополии, обладающие правом использования товарного знака на территории РФ, создаст дополнительную конкуренцию на рынке и облегчит процедуру ввоза необходимого товара.

Позицию запрета международного принципа, прежде всего, отстаивают правообладатели товарных знаков, официальные дилеры. Они настаивают на том, что либерализация параллельного импорта отразится на рентабельности крупных компаний-производителей. Издержки крупных компаний на маркетинг, рекламу не сократятся, а значит, российский рынок для крупных компаний не будет выгоден, что приведет сокращению инвестиций в РФ на 30-50 %.

Поскольку институт параллельного импорта оказывает серьезное воздействие на экономику, выбор модели исчерпания прав на товарный знак прямо зависит от приоритетов государства в экономике.



СЕКЦИЯ «ЗАЩИТА БИЗНЕСА»


Карнишина Екатерина Валерьевна

Пензенский государственный университет


Судебная защита прав предпринимателей в сфере охраны объектов интеллектуальной собственности в РФ

Защита прав на результаты интеллектуальной деятельности является общегосударственной задачей. Необходимо комплексное применение гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и антимонопольной защиты прав интеллектуальной собственности.

По нашему мнению, необходимо расширить круг лиц имеющих право обращаться в суд с заявлением о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя и ликвидации юридического лица, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Таким правом помимо прокурора должны обладать антимонопольный орган, правообладатели и авторы результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Кроме того, необходимо отойти только от наказания за уже совершенные правонарушения и основной упор сделать на предотвращение незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности. Зачастую при установлении факта незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности в коммерческих целях вышеназванные нормы не применяются правоохранительными органами в комплексе, а именно комплексное применение гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и антимонопольной защиты правообладателей от незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности в коммерческих целях позволит в полной мере защитить интересы авторов и правообладателей, которые без сомнения являются основой для развития науки и техники, а, следовательно, основой для развития цивилизованного государства и общества.

Отличие объектов интеллектуальной собственности от обычных товаров состоит в первую очередь в том, что при отсутствии должных правовых гарантий, а также охраны со стороны государства, первые практически не могут приносить никакой выгоды своему правообладателю. С того момента, как результаты интеллектуальной деятельности гражданина или юридического лица обнародуются, они фактически могут быть использованы любым членом общества без ограничений в случае, если должная правовая охрана не предусмотрена законодательством и не обеспечивается реально работающими механизмами её реализации.

Одним из наиболее действенных и распространенных методов защиты прав интеллектуальной собственности было и остается обращение в судебные органы. Рост значимости объектов интеллектуальной собственности и их защиты подтверждается судебной практикой последних лет. После некоторого спада числа дел, связанных с защитой интеллектуальной собственности, рассмотренных арбитражными судами РФ в 2010 и 2011 годах (3234 и 2996 обращений соответственно94), в 2012 году произошел резкий рост. За последний год количество рассмотренных дел данной категории увеличилось на 69 % и составило 5 06995. Данный факт свидетельствует о том, что правообладатели и органы государственной власти более активно включились в борьбу за защиту интеллектуальных прав. Это потребовало даже принятия в конце 2011 года решения о создании специализированного судебного органа, основной задачей которого будет именно разрешение интеллектуальных споров.

Одним из важных и сложных вопросов, касающихся ответственности в сфере интеллектуальных прав, является вопрос о вине. Статья 401 Гражданского Кодекса РФ определяет следующее: «Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств». Кроме того, Гражданский Кодекс Российской Федерации в отношении интеллектуальной собственности конкретизировал данное положение и в пункте 3 статьи 1250 установил: «Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав». Данными положениями руководствуются сегодня правоприменители, об этом свидетельствует и судебная практика. Указанная правовая норма и сложившиеся в правоприменении тенденции свидетельствуют о том, что при нарушении норм законодательства об интеллектуальных правах, ответственность должна наступать в независимости от наличия либо отсутствия вины субъекта правонарушения, несмотря на то, что прямого указания в законодательстве на это сегодня нет.

С одной стороны, фигура правообладателя интеллектуальных прав обладает особым статусом: данное лицо применило собственные интеллектуальные ресурсы и создало качественно новый объект гражданского оборота. Выгода данного действия имеет место не только для самого создателя, но и для государства, ведь только результаты интеллектуальной деятельности обеспечивают развитие всех сфер жизнедеятельности общества. В то же время, предоставляя правообладателю интеллектуальных прав определенную законную монополию, законодатель не должен допускать возможности его злоупотребления своими правами. Именно поэтому формула «ответственность в отсутствие вины» в рамках защиты интеллектуальных прав не всегда способствует достижению основных задач судопроизводства в арбитражных судах Российской Федерации.

Фактически, у нарушителя патента или права на товарный знак обычно нет и не может быть каких-либо реальных оснований для того, чтобы опровергнуть свою вину. Патенты и товарные знаки всегда открыто опубликованы, доступ к данной информации имеется у третьих лиц. Законодательство запрещает использовать зарегистрированные знаки, поэтому любое лицо, прежде чем начать осуществлять какую-либо предпринимательскую, иную экономическую деятельность, имеет обязанность проявить осмотрительность, изучить информацию и убедиться в отсутствии нарушений авторского и иных интеллектуальных прав. Открытый доступ данной информации предоставляет все возможности не только для проверки объекта интеллектуальной собственности, но и к установлению его реального правообладателя. В случае если лицо не совершило данных действий, это означает, что он проявило неосмотрительность, что уже означает фактическое наличие его вины. А для юридических лиц ответственность наступает и при отсутствии вины.

Таким образом, следует отметить, что современное законодательство о защите интеллектуальной собственности следует по пути наступления ответственности вне зависимости от вины субъекта правонарушения. Данный подход подтверждается и сложившейся судебной практикой. Именно он считается более справедливым и универсальным. Однако сегодня существуют случаи, когда законный правообладатель может намеренно использовать данный подход для извлечения прибыли. Именно поэтому принцип вины может и должен включать в себя некоторые исключения. Представляется, что данные исключения должны быть конкретно перечислены законодателем, их список должен быть закрытым. И устанавливаться они должны только тогда, когда обусловлены разумными причинами к ограничению интересов тех, кто рискует причинить вред без вины.


Касьян Александр Александрович

Университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)


Защита субъектов малого и среднего предпринимательства при осуществлении государственного контроля (надзора)

Под государственным контролем (надзором) в сфере предпринимательской деятельности на основании пункта 1 статьи 2 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора)» (далее ФЗ «О защите прав юридических лиц») Следует понимать деятельность уполномоченных органов государственной власти (федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации), направленную на предупреждение, выявление и пресечение нарушений юридическими лицами, их руководителями и иными должностными лицами, индивидуальными предпринимателями, их уполномоченными представителями требований, установленных Федеральным законом, другими принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, посредством организации и проведения проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, принятия предусмотренных законодательством Российской Федерации мер по пресечению и (или) устранению последствий выявленных нарушений, а также деятельность указанных уполномоченных органов государственной власти по систематическому наблюдению за исполнением обязательных требований, анализу и прогнозированию состояния исполнения обязательных требований при осуществлении деятельности юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями.

Функциями государственного контроля (надзора) являются превентивная, информационная применения санкций к хозяйствующим субъектам за нарушение обязательных требований, а также восстановительная функция

Принципы государственного контроля (надзора) закреплены не только в нормах статьи 3 ФЗ «О защите прав юридических лиц», но в иных законодательных актах, а также к указанным отношениям применяются общие принципы законодательства.

Так как до настоящего времени убытки, связанные с задержками передаче товаров, выполнении работ (услуг) субъектами предпринимательства своим контрагентам ложились на субъект проверки, то предлагается закрепить в законодательстве, а именно в ФЗ «О защите прав юридических лиц» и Федеральном законе «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» принцип непрерывности производственных процессов в ходе проведения в отношении субъекта предпринимательства мероприятий по проведению государственного контроля (надзора). Данный принцип будет являться тесно связанным с принципом презумпции добросовестности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

5. В пункте 7 статьи 3 ФЗ «О защите прав юридических лиц» закреплён принцип ответственности органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля, их должностных лиц за нарушение законодательства при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, однако на практике указанный принцип сводится лишь к возмещению вреда, причинённого указанными мерами в ограниченном объёме. Предлагается внести изменения в законодательство, которые бы устанавливали уровни «строгости» нарушения. При грубом нарушении требований законодательства о проведении государственного контроля (надзора) результаты данной проверки необходимо признавать недействительными, и не использовать их в качестве основания для привлечения субъекта предпринимательской деятельности к ответственности.

Согласно статье 13 ФЗ «О защите прав юридических лиц», в отношении указанных выше субъектов сделано исключение из общего правила, касающегося срока проведения проверки: если для предприятий, не относящихся к категории малых и микропредприятий максимальный срок проведения проверки составляет до 20 рабочих дней в отношении каждой проверки, то в отношении одного субъекта малого предпринимательства общий срок проведения плановых выездных проверок не может превышать пятьдесят часов для малого предприятия и пятнадцать часов для микропредприятия в год.

В настоящее время Правительством Российской Федерации подготовлен проект Федерального закона «Об уполномоченном при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей», который разработан в связи с вступлением в силу Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. №596 «О Долгосрочной государственной экономической политике». Указом Президента Российской Федерации от 22.06.2012 г. №879 «Об уполномоченном при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей» была учреждена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей. Данный институт является новым для данной сферы регулирования, однако подобные должностные лица уже осуществляют свои полномочия в других сферах деятельности, например, Уполномоченный по защите прав человека в Российской Федерации, Уполномоченный по защите прав ребёнка в Российской Федерации. Уполномоченный рассматривает жалобы субъектов предпринимательской деятельности, участвует в рассмотрении дел арбитражными судами, участвует в уголовном судопроизводстве, а также обладает такими специфическими правами, как запрос документов и сведений в соответствии со спецификой своей работы, имеет право приостанавливать отдельные решения и правоприменительные акты органов государственной власти.


Никишин Владимир Дмитриевич, Ткач Антонина Леонидовна
Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Актуальные вопросы защиты деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности

Формирование положительного мнения о каком-либо юридическом лице, индивидуальном предпринимателе является одним из условий успешной деятельности, способствует развитию экономических связей и формированию внешнего представления о данном лице, поэтому необходим особый механизм защиты нарушенных прав, способный предотвратить умаление деловой репутации путем распространения порочащей информации, т.е. диффамации.

Диффамация (от латинского «diffamatio» - «порочить, лишать доброго имени») - распространение любым способом для одного и более лиц порочащих сведений (действительных или ложных) о физическом или юридическом лице без его согласия96.

Следует отметить, что в российском законодательстве понятие диффамации отсутствует, но Россией ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод97, содержащая нормы о диффамации. При этом Пленум Верховного Суда РФ сужает понятие диффамации, добавляя признак несоответствия действительности: используемое Европейским судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации»98.

Анализируя статью 152 ГК РФ, можно сделать вывод, что юридическое лицо вправе обратиться за судебной зашитой при наличии следующих обстоятельств:

1)наличие факта распространения сведений

2)порочащий характер данных сведений

3)несоответствие их действительности

В вопросе субъектного состава важно понимать, что юридическое лицо может подавать иск о защите деловой репутации только в случае, если умаляется его деловая репутация в целом как абстрактного субъекта гражданского оборота, а не отдельных должностных лиц данного юридического лица.

Кроме того, важно оговорить, в каких еще случаях представителям бизнеса не имеет смысла подавать диффамационный иск ввиду малой вероятности его удовлетворения.

Во-первых, лицо, чья деловая репутация умаляется, должно быть в достаточной степени индивидуализировано в диффамационном материале. При решении данного вопроса нужно оценивать конкретные обстоятельства распространения сведений, включая территорию действия данного юридического лица, т.к. не запрещается регистрация в ЕГРЮЛ юридических лиц под одним и тем же наименованием.

Во-вторых, принципиальным является то, что диффамационный иск может подаваться только в случае распространения материалов фактологического характера (т.е. в форме сообщения сведений о фактах).

В-третьих, сведения, изложенные в письме с просьбой проверить их достоверность, не могут быть предметом иска о защите деловой репутации. Письмо в государственные органы либо некоммерческие организации, обладающие правом проверки деятельности своих членов, с просьбой (требованием) проверить деятельность конкретного юридического лица либо индивидуального предпринимателя само по себе не содержит утверждения о фактах, а лишь является предпосылкой для их проверки.

В-четвертых, если материалы, распространенные в СМИ, носят научный характер и не содержат упоминаний о конкретном юридическом лице или индивидуальном предпринимателе, то основания для подачи иска о защите деловой репутации отсутствуют. Научные предположения и гипотезы не могут быть опровергнуты в судебном порядке.

В зависимости от своей природы санкции за умаление деловой репутации субъектов бизнеса подразделяются на санкции, связанные с имущественным воздействием (меры ответственности), и санкции, не связанные с имущественным воздействием (меры восстановления права).

Меры восстановления нарушенного права:

1) право на ответ (п.2 ст. 152 ГК РФ, ст. 46 Закона РФ «О СМИ»);

2) опровержение порочащих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ, ст. 43-45 Закона РФ «О СМИ»);

3) опубликование решения суда о допущенном нарушении (п. 2 п. 2. ст. 150 ГК РФ);

4) удаление материалов из сети «Интернет» (п.5 ст.152 ГК РФ)

У лица, в отношении которого были распространены порочащие сведения, есть возможность опубликовать ответ (позицию, реплику или комментарий) в том же СМИ. Но на досудебной стадии редакции СМИ не всегда предоставляют возможность осуществления этого права, так как в дальнейшем лицо, которое требует ответа, может использовать его в качестве доказательства признания редакцией неправомерности своих действий.

По делам о диффамации чаще всего применяется такая мера, как опровержение. Юридическое лицо (индивидуальный предприниматель) вправе требовать опровержения данной информации в тех же источниках. Опровержение, таким образом, представляет собой сообщение (как правило, от лица соответствующего СМИ) о том, что определенные фрагменты распространенного ранее материала являются не соответствующими действительности и порочат определенное лицо.

Норма об опубликовании решения суда о допущенном нарушении как мере защиты нематериальных благ вступила в силу с 1 октября 2013г., до этого в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о защите чести…» предусматривалось «сообщение о решении суда», но законодательного закрепления данной нормы не было.

В результате поправок, вступивших в силу с 1 октября 2013 года, решился вопрос, как защитить деловую репутацию, если спорные материалы размещены в сети Интернет. В отношении сайтов, зарегистрированных в качестве СМИ, действует Закон «О средствах массовой информации»99 (далее - Закон «О СМИ»). Если же сайт не зарегистрирован в качестве СМИ, то него данный закон не распространяется, а действует норма, изложенная в ч.5 ст.152 ГК РФ, в соответствии с которой лицо имеет право требовать удаления диффамационных материалов, «а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет». В предыдущей редакции данная норма отсутствовала: распространение материалов в Интернет-источниках, схожих со СМИ по своим характеристикам (например, в онлайн-газетах) отдельно в ст. 152 ГК РФ не регулировалось, т.е. лицо могло только опровергнуть информацию в соответствии с ч.1 ст.152 ГК РФ, но, во-первых, исходная информация по-прежнему была доступна в сети, а во-вторых, непонятно, как текст опровержения «находил» читателей первичного текста.100

Меры ответственности:

  1. возмещение убытков, вызванных распространением порочащей информации в соответствии со ст. 15, ч.9 ст. 152 ГК РФ;

  2. компенсация морального вреда (Ст. 151, 152, 1099-1101 ГК РФ, ст. 62 Закона РФ «О СМИ») индивидуальным предпринимателям;

  3. возмещение «репутационного вреда».

Вопрос о возможности возмещения морального вреда юридическим лицам до сегодняшнего дня оставался дискуссионным. В новой редакции ГК РФ данный вопрос решился с точки зрения позиции Высшего Арбитражного Суда: в п.11 ст. 152 ГК РФ однозначно указано, что норма о возмещении морального вреда к юридическим лицам не применяется.

Но в последние годы в российском судопроизводстве используется применение такой меры, как компенсация «репутационного вреда»101, имеющая место в практике Европейского суда по правам человека. Данное понятие впервые было использовано Конституционным Судом в Определении от 4 декабря 2004 года «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана В.А. на нарушение конституционных прав пунктом 7 статьи 152 ГК РФ»102. Под репутационным вредом, согласно данному определению, понимаются нематериальные убытки, причиненные умалением деловой репутации или нематериальный вред, имеющий свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину).

Таким образом, защита деловой репутации имеет достаточно мощную правовую базу, однако как в законодательстве, так и в правоприменительной практике имеются определенные коллизии и пробелы, требующие немедленного разрешения для балансировки защиты деловой репутации от диффамации и защиты конституционного права на свободу слова.


Раздорожный Константин Борисович

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Правовой статус Уполномоченного по правам предпринимателей и его

роль в защите бизнеса

Федеральным законом от 07.05.2013 №78- ФЗ « Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» в нашем государстве учреждается подотчётное Президенту РФ должностное лицо,

обеспечивающее гарантии государственной защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности.

Необходимость принятия данного закона обусловлена тем, что нередко субъекты предпринимательской деятельности не в силах самостоятельно защитить свои права и законных интересы. Прежде всего, речь идет о случаях, когда предприниматели подвергаются бюрократическому давлению, влиянию административных барьеров и коррупционным проявлениям со стороны органов государственной власти и их должностных лиц как на региональном, так и на федеральном уровнях.

Появление института Уполномоченного по защите прав предпринимателей объяняется расширением взаимосвязей между предпринимателями, а также между предпринимателями и государственными органами ввиду тенденции расширения государственного контроля за частным бизнесом, порой осуществляемого с грубейшим нарушением прав и свобод предпринимателей. Следствием подобных властных злоупотреблений является возникновение правового конфликта между государственными структурами и бизнес-сообществом. Предприниматели, как более слабая сторона в этих конфликтах, нуждаются в поддержке авторитетного и компетентного органа, такого как Уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Сокращение малого предпринимательства в нашей стране объясняется не только увеличением налогового бремени, но и беззащитностью субъектов малого бизнеса перед злоупотреблениями административного ресурса. Создание института бизнес-омбудсмена призвано защитить права и законные интересы предпринимателей от нарушений.

Законодателю следовало бы подчеркнуть демократический характер этого органа и закрепить подотчётность Уполномоченного по защите прав предпринимателей Федеральному собранию РФ как государственному органу народовластия, а также Общественной палате РФ и Ассоциации предпринимателей как институтам гражданского общества на федеральном уровне, а также закрепить формирование данного органа парламентом с обязательным участием бизнес - сообщества.

Законодательное закрепление института уполномоченного по защите прав предпринимателей является необходимой мерой защиты бизнес - сообщества от злоупотреблений властей, однако, на мой взгляд, ее стоит рассматривать как временный, вынужденый и переходный этап в защите прав предпринимателей ввиду того, что целью нашей страны является построение правового государства и проблему нарушения прав предпринимателей нужно решать также путем построения эффективной правовой системы, исключающей или снижающей возможность произвола со стороны властей к минимуму. Стоит также отметить, что неотъемлемой частью любого государства является гражданское общество, а должность бизнес-омбудсмена призвана защищать интересы частного бизнеса, представляющего собой институт гражданского общества.


Шарипкова Дарья Сергеевна

Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева


Основания для судебной защиты участников игр и пари

В течение длительного периода времени процедура проведения игр и пари была лишена законодательного регулирования. Формирование рыночной экономики в России, переход к новой социально-экономической формации неизбежно привели к возрождению в России частного предпринимательства в сфере организации игр и пари, что потребовало законодательного регулирования данной области, учитывающего интересы предпринимателей, игроков и государства. Нормы об организации игр и пари, регулирующие отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в том числе и деятельность, связанную с извлечением организациями или индивидуальными предпринимателями доходов в виде выигрыша и (или) платы за проведение азартных игр и (или) пари, образуют институт гражданского права Российской Федерации. Современное российское законодательство игры не запрещает, а лишает возможности обращения за судебной защитой, что порождает критику со стороны многих ученых.



Шилкина Елена Геннадьевна

Московский государственный областной гуманитарный институт

Модель организационно-правового механизма развития и защиты предпринимательства

Социально-экономическое развитие и функционирование муниципальных образований (МО) направлено на реализацию разнообразных интересов местного сообщества, формой экономической деятельности которого является предпринимательство, которое, в свою очередь, выступает одним из ключевых потенциалов, аккумулируя предпринимательскую способность населения. Из этого следует, что приоритет для органов местного самоуправления (ОМСУ) выражается в поддержке и развитии предпринимательства.

Решение этих задач на практике сдерживается ограниченностью ресурсов муниципальной системы и требует активизации внимания на выстраивании эффективных, партнерских отношений между различными субъектами МСУ и согласовании интересов с потенциально заинтересованными сторонами, в том числе общенациональными и региональными. При этом следует подчеркнуть важность комплексного использования всех форм и методов поддержки бизнеса на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Актуальным вопросом, в связи с обозначенным, требующим теоретического обоснования и выработки практических рекомендаций, становится определение вектора совершенствования организационно-правового механизма развития и защиты предпринимательства и главным образом представителей малого и среднего бизнеса на муниципальном уровне. Одним из элементов механизма являются территориальные структуры, обеспечивающие организационный процесс.

Например, в Орехово-Зуевском муниципальном районе Московской области создан и действует Координационный Совещательный Совет по вопросам малого и среднего предпринимательства. Также в целях поддержки бизнеса разработана и утверждена Целевая программа «Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства Орехово-Зуевского муниципального района на 2012-2014 годы» с финансированием из местного бюджета. Анализ и оценка статистических показателей и прогнозов свидетельствуют о положительной динамике развития сферы малого и среднего бизнеса в Орехово-Зуевском районе, но отметим превалирующую долю и сконцентрированность малого и среднего предпринимательства в секторе оптовой и розничной торговли, что не соответствует заданному тренду на инновационную экономику.

Рис.1 Модель организационно-правового механизма развития и защиты предпринимательства на примере Орехово-Зуевского муниципального района Московской области

Дополнительным, новым инфраструктурным элементом, ориентированным на развитие субъектов малого и среднего предпринимательства Орехово-Зуевского муниципального района можно назвать институт бизнес-омбудсменов, логично встраиваемый в модель механизма развития и защиты предпринимательства данного МО (рис. 1).

Автором был проведен контент-анализ Федерального закона от 07.05.2013 г. № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» и СМИ, результатом, которого явился SWOT-анализ деятельности института бизнес-омбудсменов (таблица 1).

Таблица 1

SWOT-анализ института бизнес-омбудсменов

S (сила):

W (слабость):

1.Совершенствование нормативно-правовой базы, касающейся предпринимательских интересов и деятельности

2.Создание условий для открытия новых предприятий

3. Организация справедливого распределения и доступности мер поддержки и защиты прав предпринимателей

4. Помощь в поиске стратегических партнеров

5. Информационная открытость института. Создание официального сайта Уполномоченного как ИКТ - инструмента взаимодействия и обмена информацией

6. Развитие гражданского общества через содействие развитию общественных институтов

1. Функции будут сведены к экспертной работе над нормативно-правовой базой

2. «Президентский статус» института -косвенное лоббирование нужных судебных решений

3. Новый «пул» и «раздувание» бюрократического аппарата

4.Слабые требования к содержанию образованию лица, претендующего на должность Уполномоченного

5. Косвенное лоббирование интересов политической партии, членом которой состоит Уполномоченный

6. Дублирование функций общественных организаций малого и среднего бизнеса


O (возможности):

T (угрозы):

1. Популяризация предпринимательства

2. Обеспечение правового сопровождения доступа предпринимателей к инструментам выхода на внешний рынок (в условиях усиления конкуренции при вступлении России в ВТО)

3. Повышение эффективности работы предпринимателей

4. Активное просвещение предпринимателей

5. Повышение уровня предпринимательской культуры, социальной ответственности бизнеса

1. Укрепление президентской власти

2. Дополнительная финансовая нагрузка на соответствующий бюджет (федеральный или региональный)

3. Низкая правовая и грамотность представителей бизнеса

4.Отсутствие информационной поддержки возможностей института

5. Формализм в работе


Итак, по нашему мнению основной угрозой является увеличение расходной части соответствующих региональных бюджетов, т.к. финансовое обеспечение деятельности уполномоченного в субъекте РФ осуществляется за счет средств регионального бюджета. При этом «в 2012 году объем государственного долга регионов увеличился на 15% и составил 1,4 трлн. рублей и будет расти в ближайшие годы и по оценкам к 2015 году может вырасти более чем вдвое по сравнению с показателем 1 января 2013 года - до 3 трлн. рублей103».

Поэтому для более продуктивной работы института бизнес-омбудсменов, устранения выявленных угроз и слабых сторон мы выдвигаем следующие положения, касающиеся как организационного, так и правового аспекта:

1. В статью 1 п. 3 следует включить, предварительно разработав, механизм задействования предпринимательского сообщества, в том числе действующих эффективных общественных организаций, в процедуру выдвижения кандидата и прекращения его полномочий на должности Уполномоченного на региональном уровне.

2. В силу конкретной специфики деятельности в статье 1 п. 4 необходимым видится указание в качестве требований к претенденту конкретного направления образования, а именно высшего юридического образования и владение компетенциями в области предпринимательского права и опытом его защиты.

3. В целях исключения лоббирования политических интересов предлагается усиление п. 5 статьи 1 лишением права уполномоченного состоять в какой-либо партии и заниматься политической деятельностью.

4. В статье 5 п. 1 необходимо прописать сроки рассмотрения запросов и меру ответственности за несвоевременность, недостоверность и неправомерный отказ в доступе к необходимой информации.

5. Для более эффективного решения задач Уполномоченным наделить его полномочиями по проведению совместных проверок с органами прокуратуры (статья 6).


СЕКЦИЯ «УПРАВЛЕНИЕ БИЗНЕСОМ»


Аветисян Мариам Арменовна

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Проблемы в законодательном регулировании отношений по управлению электросетевым комплексом

Значимость обозначенной проблемы обусловлена стоящей перед государством задачей по улучшению качества услуг по снабжению электрической энергией. Актуальность данной задачи неоднократно отмечалась главой государства и министром энергетики. Однако, образование единой организации по управлению электросетевым хозяйством ОАО «Российские сети» не способно решить всех проблем, стоящих перед отраслью.

Сегодня электросети находятся по руководством фактически одного субъекта, в отношении которого установлен корпоративный контроль государства. Представляется, что существует потенциальная возможность применения в России иных механизмов. В мировой практике используются концессионные соглашения, по которым в эксплуатацию независимой организации предоставляются электрические сети. При этом в соглашении чётко устанавливается цель предоставления данных объектов и очерчиваются пределы осуществления прав на данные объекты. В случае нарушений условий данных соглашений или антимонопольного законодательства соглашение расторгается. С другой стороны, в полной мере защищаются пользовательские права эксплуатанта. Третьи лица могут возводить и эксплуатировать сооружения с целью транспортировки энергии, если гарантируется, что эта энергия будет использоваться только для собственного потребления не будет передаваться ими потребителям на территории снабжения эксплуатанта. А собственник объектов обязан информировать эксплутанта о любой заявке третьих лиц как можно скорее и получить от эксплуатанта согласие на выдачу подобного разрешения.

Достичь широкого применения в России данного механизма возможно путём передачи объектов сетевого хозяйства в государственную собственность с целью заключения в дальнейшем в отношении данных объектов концессионных соглашений. Осуществлению этого также способствовало бы изменение законодательного определения статуса электросетевой организации. Существующее определение не позволяет отделить правовой статус собственника электросетевого хозяйства от правового статуса эксплуатанта.

Для улучшения качества оказываемых электросетевыми организациями услуг также важно наличие конкурентной среды. Российское законодательство предусматривает предоставление сетевой организации объектов электросетевого хозяйства на бесконкурсной основе, что не соответствует целям обеспечения конкуренции. Однако применение концессионных соглашений позволит улучшить ситуацию. Так, ФЗ «О концессионных соглашениях»104 предусматривает заключение концессионных соглашений на конкурсной основе. Такое же правило действует и успешно применяется в Германии105. Законодательство Германии также устанавливает предельный срок действия таких соглашений (20 лет), в отличие от российского. К тому же, если в течение действия соглашения собственник получает предложения от других предприятий энергоснабжения на заключение соглашения по истечении действующего, то собственник даёт возможность действующей снабжающей организации предложить новое соглашение с усовершенствованными мерами эксплуатации объектов электросетевого хозяйства.

Несомненно, качество услуг также зависит от состояния объектов электросетевого хозяйства. Повсеместно возникает необходимость модернизации таких объектов. Данную проблему также можно решить в рамках концессионного соглашения, законодательно закрепив обязанность собственника и эксплуатанта совместно осуществлять модернизацию в определённых случаях.

На данный момент применение в России концессионных соглашений в отношениях по электроснабжению невозможно, так как электросети находятся в собственности субъектов частного права, а ФЗ «О концессионных соглашениях» в качестве концедента определяет лишь Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Представляется, что передача объектов электросетевого хозяйства в собственность государства и управление данным комплексом на основании концессионных соглашений способствует повсеместному применению концессионных соглашений, что приведёт более эффективному управлению электросетевым хозяйством. Это позволит улучшить качество оказываемых услуг в отрасли.


Кучкин Даниил Федорович

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Ответственность руководителя хозяйственного общества за убытки, причинные обществу

Хозяйственные общества представляют собой объединение интересов и капитала его участников. В ходе создания и управления обществом для совершения тех или иных действий в Обществе создаются органы управления (коллегиальные , единоличные), в лице которые хозяйственное общество действует.

При этом руководство хозяйственного общества несет ответственность за причинение обществу убытков, так как обязано действовать обязано, действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (в соответствии со ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее - Закон об акционерных обществах; Закон об АО), ст. 44 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью; Закон об ООО).

Интересы здесь - это не интересы отдельно участников Общества или не сумма их интересов. Это интересы Общества, как самостоятельного юридического лица. Для коммерческой организации такие интересы в первую очередь связаны с получением прибыли. Но, конфликты при управлении могут быть связаны как раз с распределением полученной прибыли, и тогда стоит формулировать интересы более широко: «распределение прибыли при сохранении возможности продолжать деятельность». Подобная формулировка означает, что, несмотря на то, что интересы участников выражены в получении дохода, к их общим интересам так же относится условие продолжение деятельности, так как получение прибыли «интересно» участникам не только в качестве разового обстоятельства. В случае же, если интерес к дальнейшему получению прибыли будет потерян, воля участников направляется на ликвидацию общества или его продажу.

Если же рассматривать вопрос о добросовестности и разумности, то в первую очередь стоит отметить, что предпринимательская деятельность - это всегда «рискованная» деятельность, а значит нельзя говорить о том, что любые убытки есть результат недобросовестности руководства.

Но что тогда можно сказать о недобросовестности и неразумных действиях?

Точно объяснения в законодательстве нет и, до недавнего времени, не было единого судебного толкования этих понятий.

Можно было говорить только об общих тенденциях и основных нарушениях руководителей, к которым относилось

- проведение сделки по заниженной цене;

- продажа активов аффилированному лицу без надлежащего корпоративного одобрения.

- приобретение «проблемных векселей»;

- выдача «безвозвратных кредитов» без анализа финансового состояния заемщика.

При этом, в случае недобросовестности можно было говорить о конфликте интересов и возникновении двух вариантов ситуации106:

- «ситуация, в которой руководитель действует (бездействует) в интересах определенного акционера, опираясь на его указания, и эти интересы могут не совпадать с интересами общества»;

- «ситуация, в которой руководитель действует (бездействует), основываясь на своих персональных интересах или интересах третьих лиц, не являющихся акционерами (участниками) общества, при этом их интересы противоречат интересам общества».

Пленум ВАС РФ летом 2013 года издал постановление «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» № 62 от 30 июля 2013 года, в котором дал более четкие разъяснения по вопросам того, какая деятельность должна считаться недобросовестной и неразумной.

При этом, как исходя и из предшествующей практики, так и исходя из указанного выше Постановления Пленума, одним из решающих вопросов является наличие убытков и причинная связь между совершением действий указанных выше и убытками.

При этом, если раньше суды могли отказать в силу того, что убытки были неопределённые, то теперь суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности.

При этом, в обязанности суда не входит изучение экономической целесообразности совершенных действий и сделок, что соответствует как позиции ВАС РФ, так и Постановлению от 24 февраля 2004 года N 3-П Конституционного Суда РФ.

При этом, суд здесь должен исходить из защиты интересов общества и его участников.

В частности, постановлением Пленум ВАС РФ определена и такая возможность, как взыскание с руководителя убытков, нанесённых вследствие привлечения юридического лица к налоговой, административной и иной ответственности, если такие убытки были причинены по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения руководства.

Так же, важным является разъяснение позиции по вопросу ответственности единоличного руководителя в случае, если убытки нанесены действиями, за которое голосовал коллегиальный орган юридического лица.

Таким образом, были устранены ряд неясных моментов в правоприменении.

При этом подобное решение проблем не является абсолютным, особенно сейчас, в период принятия проекта об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов. Мы не можем говорить, что Пленум ВАС РФ нас «обеспечил» единой практикой рассмотрения споров на местах.

Лишь законодательное закрепление ответственности единоличного руководителя и коллегиального органа управления позволит решить эти вопросы. Тем не менее, Принятие указанного Постановления Пленум ВАС РФ является закономерным развитием право применения, которое получило свое выражение и в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 марта 2012 г. N 12505/11 по делу «Кировского завода».


Сюняев Ильдар Ринатович

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Проблема отграничения крупных сделок от сделок, осуществляемых в порядке обычной хозяйственной деятельности

В процессе деятельности организации часто настает момент, когда необходимо заключить сделку, в которой будут задействованы большие денежные средства. Большие деньги - большой риск. Хоть риск дело благородное, да потери страшат. А терять средства в большом объеме - тем более неприятно. Это и послужило причиной возникновения процедуры одобрения крупной сделки, а прежде всего - появлению понятия «крупная сделка». Само появление процедуры одобрения, как и презюмирование необходимости одобрения сделки - меры, направленные на защиту участников Общества.

Крупная сделка, в соответствии со статьей 78 Закона «Об Акционерных обществах»107 - сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества. Исключение составляют лишь сделки, совершаемые в порядке обычной хозяйственной деятельности. В идеале, нужно было бы сравнить эти два понятия и остановиться. Однако законодатель решил не давать дефиницию понятию «обычная хозяйственная деятельность», тем самым оставив место для дискуссии.

Отсутствие понятия «обычная хозяйственная деятельность» вызывает проблемы при принятии стратегических решений в бизнесе. Зная об этом, Пленум ВАС попытался прояснить ситуацию. А именно, указал, что «к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться, в частности, сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи)»108. Но это не стало панацеей. Вопросы остались, разъяснен только лишь примерный перечень из множества возможных вариантов (к тому же пример, указанный Пленумом, не является случаем, когда мы можем говорить лишь об обычной хозяйственной деятельности - на это указывает оговорка «в частности»).

Для решения этих вопросов есть несколько способов. Буквальное толкование понятия «обычная хозяйственная деятельность», характеристика деятельности Общества за определенный период, соответствие уставным целям Общества.

  1. «Буквальное толкование». Регулярное осуществление сделок, в текущем порядке, целью которых является поддержание всех рабочих процессов. К примеру, еженедельная закупка мяса колбасным заводом.

  2. «Характеристика деятельности общества за отдельно взятый период». Здесь нужно сравнивать сделки, совершенные за период деятельности Общества и смотреть на условия сделок. К примеру, регулярно (еженедельно) закупается зерно Хлебозаводом с большим тоннажем, однако стоимость зерна была в пределах 25% стоимости активов Общества. Несомненно, мы обращаем внимание на следующие факторы: регулярность сделок (еженедельность), предмет покупки (зерно), потребность (зерно для хлеба, а значит и для работы предприятия, необходимо). Но в ситуации, когда тоннаж зерна станет велик, а его стоимость станет больше 25% стоимости актива - неразумно будет утверждать о необходимости одобрения сделки акционерами/советом директоров.

  3. «Уставные цели Общества». Весьма логичным представляется ситуация, когда под обычной деятельностью можно признавать только те сделки, которые заключаются в соответствии с уставными целями Общества. Так и было бы, если забыть на время о том, что Общества обладают общей правоспособностью. Следовательно, в уставе Общества могут быть закреплены лишь те виды деятельности, которыми оно планирует заниматься, но перечень не является исчерпывающим (так как выбор широк ввиду общей правоспособности). Например, получение Хлебозаводом кредита для закупки нового оборудования. Формально, оборудование необходимо для производства хлеба. Но логично и то, что прямое отношение к обычной деятельности имела бы закупка зерна, упаковки, иной тары для продукции, тогда как в указанном мною случае речь идет скорей об инвестициях в производство. Они (инвестиции), в идеале, должны снизить затраты/повысить качество - словом, принести пользу, в денежном выражении Обществу и его участникам. Но это мы сможем выяснить только лишь спустя время, а участники Общества (в перспективе) могут пострадать, если не сегодня, то завтра. Оттого и необходимо в данном случае (с закупкой оборудования) просить одобрения сделки (так как она прямым образом не связана с осуществлением деятельности Общества). Данного мнения придерживаются и суды.109

Позиции ученых столь же разнообразны, противоречивы между собой, хотя и довольно интересны для изучения. Ряд исследователей говорит о том, что необходимо исходить из толкования понятия «обычная деятельность» используя буквальные характеристики, им возражают иные, например Д.В. Ломакин, который говорит об отграничении не только крупных сделок от сделок, совершаемых в процессе обычной деятельности, но и о дифференциации самих сделок, заключаемых Обществом, в целом. Мне, в частности, очень импонирует такая идея, разбить условно сделки на две группы. Первая группа (основная) - сделки, которые прямым и непосредственным образом связаны с осуществлением обычной хозяйственной деятельности компании (например, покупка древесины для нужд мебельной фабрики). Вторая группа (вспомогательная) - сделки, цель которых обеспечить исполнение сделок первой группы, которые в свою очередь прямым образом связаны с осуществлением обычной хозяйственной деятельности (например, получение кредита на закупку древесины, аренда автопарка для транспортировки продукции). Сделки второй группы могут не иметь четкой связи с основной деятельностью компании, но обязаны иметь связь и обеспечивать бесперебойное выполнение сделок первой группы.110 Можно иным образом представить эту схему. Для простоты понимания и наглядности можно использовать «ступенчатость». В данном случае получилась двухступенчатая система сделок (обычные - не требующие одобрения даже в случае превышения стоимости 25%; вспомогательные/обслуживающие - нуждающиеся в одобрении).

Резюмируя сказанное, будет не лишним вспомнить основную идею необходимости одобрения крупной сделки. Речь идет о защите интересов участников (например, от злоупотреблений со стороны генерального директора). И наличие подобной процедуры - необходимость, что бы ни говорили радикально настроенные исследователи. Если подытожить сказанное по поводу отсутствия легального определения понятия «обычная хозяйственная деятельность» - дефиниция нужна. Очень. Однако те ориентиры, которые существуют на сегодняшний день, оставляют довольно широкое место для спора. И, по сути, самое интересное разворачивается на этапе рассмотрения подобных проблем правоприменительным органом.


Шагеев Адель Рафаэлевич

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Механизмы защиты интересов участников корпораций

в отношении права на дивиденд

Любые прямые инвестиции в российские хозяйственные общества и партнерства (далее «компания») обусловлены интересом инвесторов в отношении: (i) получения учредительского дохода, и (ii) получения части прибыли компании.

Первое обстоятельство, в основном, зависит от объективных обстоятельств: финансовые показатели компании, состояние рынка и проч. Второе же обстоятельство осложнено еще и субъективным элементом: для выплаты дивидендов необходимо принятие решения об объявлении дивидендов или распределения чистой прибыли (далее «дивидендов») большинством участников компании.

Инвесторы не могут предсказать и минимизировать риски в отношении объективных обстоятельств: финансовые показатели не зависят напрямую от воли каких-либо лиц. Однако представляется очевидными возможность и обоснованность получения правовых гарантий в отношении субъективных обстоятельств, т.е., что при достижении финансовых показателей на общем собрании участников компании будет принято решение в пользу распределения дивидендов. Предоставление таких гарантий служит интересам не только инвесторов, но и компании, которые таким образом смогут повысить инвестиционную привлекательность.

Какие же механизмы может предложить российское гражданское право для разрешения подобной задачи? Наиболее очевидными (однако далеко не работающими на практике) вариантами правового оформления подобных гарантий для инвестора являются:

(i) Заключение акционерного соглашения («АС») (в ближайшем будущем - корпоративного договора) с мажоритарием (-ями) по поводу порядка голосования по вопросу объявления дивиденда,

(ii) Получение мер обеспечения обязательств мажоритария(-ев) в отношении еще не возникшего обязательства компании по выплате дивидендов, или

(iii) Закрепление в уставе или в дивидендной политике обязательства компании по выплате дивидендов.

I) Первый вариант нельзя назвать полностью исправным по ряду причин. С точки зрения структурирования сделки, инвестор не может быть стороной АС до приобретения акций (это следует из самого определения акционерного соглашения). После приобретения акций инвестор может принудить мажоритария заключить АС, если только заключен предварительный договор по отношению к АС. Исполнимость предварительного договора может быть поставлена под вопрос в случае если количество акций не определено или определено не верно, поскольку это приводит к неопределенности предмета АС и предварительного договора.

С точки зрения исполнимости самого АС также возникают проблемы. Во-первых, на настоящее время не представляется возможным в судебном порядке принудить акционера голосовать определенным образом. Кроме того, нарушение акционерного соглашения не является основанием для признания недействительным решения общества.

Закон предусматривает возможность возмещения убытков за нарушение АС, однако тяжело предсказать позицию судов в связи с укоренившейся позицией о том, что объявление дивидендов - это не обязанность общества, а следовательно невыплата дивидендов не может быть упущенной выгодой. С другой стороны, возможно применение мер обеспечения по обязательствам из акционерного соглашения, как например залог акций, однако тяжело предположить ситуацию когда мажоритарий закладывает свои акции миноритарию для целей получения компанией дополнительного вклада.

Предполагается, что проблема исполнимости таких положений частично будет разрешена в проекте ГК: предполагается, что нарушение корпоративного договора, заключенного между всеми участниками корпорации будет основанием для признания решения органов управления общества недействительным. В целом подобное решение позволит применять данную конструкцию с относительной гарантированностью исполнимости для частных компаний. Для публичных компаний такая структура представляется маловероятной в силу чисто организационных трудностей заключения корпоративного договора между всеми участниками, в силу требований закона о специальной формы документа. В связи с этим необходимо рассмотрение следующих двух вариантов.

II) Второй вариант представляется более сбалансированным: мажоритарий гарантирует определенный размер дивидендов и дает поручительство в отношении выплаты компанией дивидендов. Однако такое поручительство не может трансформировать право компании объявить о выплате дивидендов в обязанность, а следовательно, если обязанность компании не возникнет (т.е. мажоритарий проголосует против объявления дивидендов), то и поручительство будет не исполнимым. Конструкция, в которой основным обязательством было бы обязанность мажоритария проголосовать за дивиденды возвращает нас к АС.

Возможна ли структура основанная на АС в виде одностороннего обязательства мажоритария перед миноритарием, когда первый обязуется всегда голосовать только за выплату дивидендов? Вероятнее всего, суды признают такую сделку ничтожной в связи с отказом от права, а следовательно и поручительство будет недействительным. Однако даже если предположить исполнимость такого механизма, для публичных корпораций данный подход будет также неудобным в силу необходимости привлечения миноритариев в качестве стороны договора.

III) Третий вариант представляется наиболее удобным для публичных корпораций: внесение в устав или в дивидендную политику положения об обязанности компании выплачивать дивиденды при достижении необходимых финансовых показателей сделало бы компанию очень привлекательной для малых инвесторов. Однако такое положение прямо противоречит букве закона: у судов сложилось представление что право компания объявлять дивиденды никогда не может стать обязанностью (даже если это указано в уставе).

На наш взгляд, подобная позиция не совсем логична: устав и дивидендная политика, как внутреннее положение, являющееся неотъемлемой частью устава, требуют для принятия квалифицированного большинства голосов. Для объявления дивидендов требуется только простое большинство голосов. Таким образом ранее принятое решение квалифицированного большинства может быть отменено простым большинством.

В судебной практике был единственный прецедент на уровне АС г. Москвы по делу МГТС, когда судьи последовали этой простой логике, что свидетельствует о потенциальной возможности пересмотра концепции баланса прав и обязанностей по дивидендам компаний. Однако, к сожалению, высшие инстанции остались верны консервативной позиции, отменив данное постановление, что означает возможность решения проблемы гарантирования дивидендов только на законодательном уровне.


Шахов Сергей Александрович

Северо-Западный филиал Российской академии правосудия


Продажа продукции посредством всемирной сети Интернет

За последние пару лет количество потребителей (покупателей) интернет магазинов значительно выросло в Российской Федерации, но все - же остается на низком уровне, если сравнивать со странами западной Европы. В странах Западной Европы преобладает интернет торговля, так как там большинство людей, на наш взгляд, руководствуются правилом «Деньги, которые у нас есть - это время, которого у нас нет». Из этого принципа следует то, что люди умеют ценить свое время, это ни в коем случае не говорит, что население России и стран, в которых не так сильно развита Интернет торговля не умеют ценить время. Скорее это связано с правовым аспектом регулирования этих отношений, к примеру, в РФ данные вид гражданских правоотношений регулируют следующие нормативные акты: Постановление правительства от 27.09.2007 № 612 "Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом", Закон "О защите прав потребителей" и Гражданский кодекс (федеральный закон от 25.10.2007 № 234-ФЗ). Данные правовые акты регулируют дистанционную торговлю и достаточно жестко и грамотно регламентируют интернет (дистанционную) продажу товаров.

Вот несколько прав и обязанностей для продавцов, и покупателей:

  • Не допускается продажа через онлайновые магазины алкогольной продукции, а также товаров, свободная реализация которых запрещена или ограничена законодательством: психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, наркотических средств;

  • Покупатель вправе отказаться от товара в любое время до его передачи, а после передачи товара - в течение 7 дней;

  • В момент доставки товара продавец обязан предоставить покупателю в письменной форме набор сведений из 11 пунктов, в том числе: цена в рублях и условия его приобретения, сведения об основных потребительских свойствах (в отношении продуктов питания - сведения о составе), адрес и полное фирменное наименование продавца, информацию о порядке и сроках возврата.

Если не был указан последний пункт или не должным образом обозначен, то покупателю (клиенту) позволяется вернуть товар уже не в течение недели, а в течение 30 дней, то есть месяца. На наш взгляд, это очень удобно и нужно, так как это вынуждает продавца подходить к формально-бумажной работе добросовестнее, ведь вероятность того, что товар вернут в течение месяц горазда выше нежили недели. Так же это удобно и для покупателя, ведь он может получить более подробную и нужную информацию о товаре не затрачивая время на поиски её.

Указанные нормы не распространяются на товары, которые могут быть использованы исключительно приобретающим их потребителем. К примеру, праздничный торт по индивидуальному заказу, с указанием имени/фамилии именинника, вернуть нельзя.

Многие интернет площадки, чтобы упростить себе работу и возможность подачи на них искового заявления позиционируют себя, не как магазины "дистанционной торговли", а как ресурсы, которые ведут "торговлю по образцам". Последняя регулируется не так жестко, как дистанционная.

Ряд тенденций сегодняшнего дня свидетельствует о том, что есть хорошие предпосылки развития торговли через Интернет.111

Изменения связаны с производителями товаров:

  1. На сегодняшний день трудно не согласится с тем, что на рынке лидируют розничные продавцы, ведь никто не отменял схему «производитель - поставщик -розничный торговец» на данный момент самым сильным звеном здесь является розничный торговец. Но с развитием Интернета, лидирующие позиции последних подвергаются все большему сомнению. Всемирная сеть, это более гибкий, бюджетный, быстрый способ рекламы нежели традиционные СМИ, также всемирная «паутина» позволяет точнее отследить потребности, возможности покупателей и результативность продаж. Еще не малое значение играет то, что производитель может отказаться от поставщика и розничного торговца.

  2. Рост цен на аренду, покупку помещения ежегодно растет. А традиционная схема предполагает привязку к определенному месту. Молодым бизнесменом сложно найти большие денежные ресурсы для аренды или покупки помещения. Куда проще продавать без свою продукции через интернет. Единственное, это позволяет молодым недобросовестным производителям позиционировать себя как торговцев «по образцам», тем самым обходя некоторые обязанности.

В заключении хотелось бы подвести итог: проследив процесс развития интернет торговли, можно отметить то, что достаточно полноценно и целостно регламентирована Интернет торговля, что нельзя сказать о торговле «по образцам», хотелось бы в дальнейшем увидеть и пронаблюдать как восполняется регулирование этой правовой части торговли во всемирной сети.


Штабнова Анастасия Дмитриевна

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Особенности банкротства ликвидируемого должника

Банкротство как форма ликвидации организаций в настоящее время достаточно широко распространено в силу объективных причин неспособности должников в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Процедура банкротства ликвидируемого должника регулируется 1 параграфом главы ХI Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. Там же предусмотрены некоторые особенности проведения указанной процедуры, наличие которых объясняется её целью - скорейшим исключением юридического лица из хозяйственного оборота, поскольку решение о прекращении его деятельности уже принято на этапе ликвидации.

Можно выделить следующие особенности процедуры банкротства ликвидируемого должника.

  1. Возбуждение производства.

Из анализа ст. 224 ФЗ «О банкротстве» следует, что производство по делу о банкротстве ликвидируемого должника возбуждается по заявлению самого должника. Но является ли этот способ единственным?

ФЗ «О банкротстве», как справедливо отмечает А.В. Егоров, умалчивает о том, может ли обычный кредитор по денежному обязательству потребовать признания банкротом ликвидируемого должника112. В связи с этим в судебной практике встречаются противоположные толкования данной статьи.

Например, 13 Арбитражный апелляционный суд, анализируя положения ст. 224 ФЗ «О банкротстве», пришел к выводу о том, что обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом по упрощенной процедуре ликвидируемого должника вправе только указанные в этих нормах лица113. Однако по мнению Президиума ВАС, согласно статьям 7 и 11 ФЗ «О банкротстве» нахождение организации в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не лишают заявителя-кредитора права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании такого должника несостоятельным (банкротом)114.

Думается, что точка зрения Президиума ВАС является более адекватной, потому как ограничивать в этом случае права кредиторов нет никакой необходимости. В этой связи судам следует внимательнее относиться к вопросу обеспечения единообразия при правоприменении либо законодателю необходимо конкретизировать положения закона, чтобы исключить возможность двоякого толкования.

  1. Отсутствие процедур наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления.

В соответствии со ст. 225 ФЗ «О банкротстве» наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление при банкротстве ликвидируемого должника не применяются.

Отсутствие таких процедур как финансовое оздоровление и внешнее управление объясняется тем, что они имеют своей конечной целью восстановление платежеспособности должника и продолжение деятельности, в чем, как правило, уже нет необходимости. Процедура наблюдения имеет своей целью проведение анализа финансового состояния должника, составление реестра требований кредиторов и проведение первого собрания кредиторов, а это осуществляется в рамках конкурсного производства. Запрета на осуществление процедуры мирового соглашения в ходе конкурсного производства при банкротстве ликвидируемого должника в законе нет, то, очевидно, применение её в принципе возможно, но только в случае, если ликвидация осуществляется в добровольном, а не в принудительном порядке.

  1. Специальный (сокращенный) срок для подачи кредиторами заявлений о включении в реестр.

При банкротстве ликвидируемого должника предусмотрен сокращенный срок - один месяц с момента опубликования сообщения о признании должника банкротом (п. 2 ст. 225 ФЗ «О банкротстве»). Установление такого срока связано с необходимостью сократить общее время, затрачиваемое на производство процедуры. Такой подход отвечает принципам экономии и оптимизации сроков рассмотрения дел о банкротстве115.

Кроме того, следует обратить внимание на необходимость кредиторов включаться не только в реестр требований в ходе ликвидации, но и в реестр, открытый в процедуре банкротства, поскольку никоим образом не соотносятся.

4. Обязательное составление арбитражным управляющим Заключения о наличии/отсутствии признаков фиктивного банкротства.

Если дело о банкротстве возбуждено на основании заявления самого должника, в том числе и ликвидируемого, арбитражный управляющий проводит анализ значений и динамики коэффициентов, характеризующих платежеспособность должника, и составляет Заключение о наличии/отсутствии признаков фиктивного банкротства116.

5. Окончание процедуры (завершение и прекращение (в случае полного погашения требований кредиторов)).

В зависимости от результатов проведенной процедуры банкротства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства или определение о прекращении конкурсного производства.

После вынесения определения о завершении конкурсного производства суд направляет его в регистрирующий орган, который на основании такого определения суда вносит в ЕГРЮЛ запись о ликвидации юридического лица.

Вынесение же определения о прекращении конкурсного производства влечет за собой особые правовые последствия. Решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит дальнейшему исполнению (п. 1 ст. 149 ФЗ «О банкротстве»), а это значит, что должник перестает быть банкротом, при этом статус его в ЕГРЮЛ так и остается «в стадии ликвидации». Поскольку полномочия конкурсного управляющего с этого момента прекращаются (п. 2 ст. 127 ФЗ «О банкротстве»), то юридическое лицо переходит обратно к ликвидационной комиссии (ликвидатору). При этом заполнение формы в регистрирующий орган все равно необходимо, поскольку именно на основании представленного заявления возможно внесение в ЕГРЮЛ данных о ликвидаторе (председателе ликвидационной комиссии).

Дальнейшие действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) могут быть направлены либо на возобновление процесса ликвидации юридического лица, либо на возобновление его деятельности.

Таким образом, ликвидация организации через упрощенную процедуру банкротства представляет собой законодательно установленный облегченный и ускоренный вариант прекращения деятельности юридического лица и исключения его из хозяйственного оборота при условии соразмерного (из-за нехватки средств в полном объеме) удовлетворения требований кредиторов.





СЕКЦИЯ «ФИНАНСИРОВАНИЕ БИЗНЕСА»


Ёлкин Дмитрий Павлович

МГИМО (Университет) МИД России


Некоторые проблемы секьюритизации в России

Секьюритизация (вернее, один из её видов) в российском законодательстве появилась в 2003 году с принятием Федерального закона от 11.11.2003 №152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» (далее - ФЗ «Об ИЦБ»). Для Российской Федерации этот механизм финансирования является достаточно новым и по настоящее время, однако в мировой практике он уже используется на протяжении нескольких десятилетий.

Секьюритизации - процесс достаточно трудоёмкий, многоэтапный и требующий больших денежных вложений на сопровождение всех ступеней сделки. Опишем в общих чертах основные этапы секьюритизации:

  1. Формирование пула однородных активов, по которым бы уплачивались регулярные платежи.

  2. Продажа пула активов SPV (Special purpose vehicle, «специальное юридическое лицо»117. в российском законодательстве - ипотечный агент118).

  3. Выпуск ценных бумаг. Эмитируемые ценные бумаги обеспечены теми активами, которые были переданы от оригинатора к SPV.

Указанные выше три этапа можно считать основными, однако ими процесс секьюритизации не ограничивается. Существует множество аспектов данного механизма, без которых он не сможет функционировать, но которые носят второстепенный характер. К их числу можно отнести привлечение андеррайтеров, страховых компаний, обслуживание секьюритизируемых активов, расчёты с инвесторами, уплата процентов и основной суммы долга по ценным бумагам и так далее.

Законодательство Российской Федерации, регулирующее механизмы секьюритизации, недостаточно развито. Так, в настоящий момент в России возможно проведение лишь секьюритизации ипотечных кредитов. Данный вид секьюритизации регулируется ФЗ «Об ИЦБ», согласно которому существует два вида ипотечных ценных бумаг: облигации с ипотечным покрытием и ипотечные сертификаты участия. В соответствии со ст. 7 ФЗ «Об ИЦБ» эмитентами облигаций с ипотечным покрытием могут быть лишь ипотечные агенты и кредитные организации.

Правовой статус ипотечного агента является одной из важнейших проблем при проведении секьюритизации. Ипотечные агенты имеют особый статус, который определяется непосредственно ФЗ «Об ИЦБ». Основной причиной существования такого субъекта секьюритизации как ипотечный агент является экономическая целесообразность.

При секьюритизации активы передаются ипотечному агенту и становятся независимыми от оригинатора. Таким образом, минимально влияние риска банкротства оригинатора на оценку стоимости ипотечных ценных бумаг. Собственный же риск банкротства ипотечного агента аналогично минимален, но по другим причинам. Практически всё законодательное регулирование правового статуса ипотечного агента направлено именно на защиту его от банкротства.

Выделим основные направления законодательного регулирования статуса ипотечного агента:

  • организационно-правовая форма

  • ограниченная правоспособность

  • законодательное определение предмета деятельности

  • специальные требования к исполнительному органу

  • особый порядок ликвидации

Несмотря на достаточно сильную защиту ипотечного агента, остаются некоторые неурегулированные вопросы, которые могут иметь негативный эффект на стабильное положение данного субъекта секьюритизации.

Основные проблемы119: 1) нет запрета на участие ипотечного агента в других юридических лицах; 2) оспоримость сделок, противоречащих цели деятельности ипотечного агента, только при недобросовестности контрагента; 3) возможность признания ипотечного агента дочерним юридическим лицом оригинатора.

Другой проблемой секьюритизации является обеспечение полной независимости активов от оригинатора. Необходимо исключить любую возможность оспоримости сделки по отчуждению активов ипотечному агенту, а также обезопасить активы от обращения взыскания на них со стороны кредиторов оригинатора в случаях банкротства последнего.

Стоит выделить основные направления усовершенствования законодательства о секьюритизации в Российской Федерации.

Во-первых, необходимо расширить законодательную базу для предоставления возможности проводить секьюритизацию на основе различных активов (лизинговые активы, страховые премии и т.д.), а не исключительно на основе требований по ипотечным кредитам.

Во-вторых, усилить защиту ипотечного агента от банкротства, чтобы избежать возможных рисков, а также восполнить имеющиеся пробелы.

В-третьих, обеспечить полную независимость ипотечного агента от оригинатора, и, соответственно, снизить влияние связанных с ним рисков.

В-четвёртых, инвесторы в ипотечные ценные бумаги должны пользоваться максимальной правовой защитой.

Секьюритизация уже неоднократно была опробована в российских реалиях. Однако по прошествии десяти лет ещё не все игроки ипотечного рынка убедились в надёжности и преимуществах секьюритизации. Можно рассчитывать на то, что с развитием законодательства секьюритизация займёт достойное место среди широко используемых инструментов финансирования и будет оценена по достоинству.


Зограбян Армине Артуровна

Волгоградский государственный университет


Условия кредитования малого бизнеса в России: проблемы и тенденции развития

Малый бизнес определяет социально - экономическое положение страны. В частности, влияет на занятость и уровень жизни населения, на ВВП. Участие банков в инвестиционном процессе необходимо для устойчивого экономического роста нашей страны.

Проанализируем деятельность малых предприятий за 2011-2012 гг., что позволит судить о проблемах кредитования малого бизнеса (табл. 1).

Таблица 1

Основные показатели деятельности малых предприятий в России за 2011-2012 гг.*

Показатель

Оборот (млрд. руб.)

Численность работников (тыс. чел.)

Количество (тыс.)

Значение (2011 год)

15584,80

7126,00

242,70

Значение (2012 год)

15116,30

6362,40

238,10

Темп прироста, %

-3,01

-10,72

-1,90

*Источник: составлено автором.

К сожалению, количество предприятий за 2011 год снизилось на 1,9%, что привело к сокращению численности работников на 10,72% и снижению оборота на 3,01%. Данные таблицы показывают, что предлагаемые банковские продукты по кредитованию малого бизнеса не являются привлекательными для предпринимателей и не способны стимулировать предпринимательскую активность населения. В тоже время, по данным «Сбербанка» с помощью инновационных кредитных продуктов «Бизнес - старт» и «Бизнес - Овердрафт» объем кредитования малого бизнеса вырос за 2012 год на 31% с уровня прошлого года.

Основаниями негативных тенденций развития бизнеса в России являются не только отсутствие доступных источников финансирования, но и административные барьеры, высокие налоги, инфляция, «несовершенный» протекционизм государства. Однако обеспечение потребности малых фирм в заемных средствах создает современную модель малого бизнеса. На сегодняшний день потребность в кредитовании малых предприятий по разным оценкам удовлетворяется на 30-40%. Несмотря на инновации, темпы роста финансирования данной отрасли через кредитование сокращаются. В период с 2011 по 2013 года снижение роста составило 7,4%. При этом многие банки отдают предпочтение краткосрочным кредитам (до 1 года).

Причинами снижения темпов роста кредитования являются:

- недоверие банков к своим клиентам;

- повышенная процентная ставка из-за расходов банка на сопровождение кредита;

- сомнительная ликвидность залога под выданный кредит;

- огромное количество документов, необходимых для оформления кредита;

- необходимость создания повышенных резервов по займам из-за высокой степени риска в данном сегменте;

- рост просроченной задолженности по кредитам малому бизнес: в 2013 году составит 10% от общего объема выданных ссуд по данным «ЭкспертРА»;

Реализовать свой экономический потенциал малые предприятия могут через получение кредитов для финансирования текущей деятельности. Основным источником внешнего финансирования для данного сегмента является кредит, так как на фондовом рынке имеются определенные риски.

Рассмотрим условия кредитования, чтобы выявить пути повышения выдачи займов малому бизнесу. Для исследования отбирались банки, кредитные продукты которых помогают начинающим предпринимателям открывать свой бизнес (табл. 2).

Таблица 2

Условия кредитования малого бизнеса в России, 2013 г.*

Банк

Условия

Сбербанк

Уралсиб

ВТБ24

Росбанк

Альфабанк

Программа

Бизнес-старт

Бизнес-доверие

Коммерсант

Профессио-нал

Партнер

Сумма кредита (тыс. руб.)

100-3000

100-3000

100-3000

100-1500

350-6000

Срок предоставления кредита (год)

3,5

3

5

3

3

Процентная ставка

(% годовых)

18,5

17,75

17 (до 2014 года)

16

от 15

Поручительство

поручительст-во физических лиц

поручительст-во физических лиц

не требуется

поручитель-ство физических лиц

поручитель-ство физических лиц

Залог

приобретае-мые внеоборотные активы (при наличии)

не требуется

не требуется

не требуется

не требуется

Срок принятия решения

-

5 дней

-

1 час

30 минут


*Источник: составлено автором.


По данным «ЭкспертРА» по величине ссудного портфеля по кредитованию малого бизнеса лидирует Сбербанк России; банк ВТБ 24, несмотря на прирост в 2011 году портфеля на 39,93%, сохраняет 2 место в рейтинге; банк Уралсиб занимает 4 место, Альфабанк благодаря приросту на 83,26% занимает 19 место; Росбанк - 20 место. Исследуемые банки занимают различные позиции в рейтинге, поэтому данные для анализа можно считать средними по стране.

В результате анализа современного рынка кредитования малого бизнеса в России получены следующие данные: в среднем сумма кредита составляет от 870000 до 3300000 рублей; средняя процентная ставка составляет 16,85%; средний срок кредитования составляет 3,5 года;

Таким образом, исходя из исследуемых данных, можно констатировать, что широкий ассортимент кредитных продуктов позволяет брать довольно высокие займы, но срок кредитования очень маленький, из-за чего ежемесячные аннуитетные платежи могут составить:

 , где

P - ежемесячный платеж;

S - сумма кредита;

i - процентная стака ежемесячная;

T - количество периодов оплаты (3,5 года=42 месяца).


 = 27560 рублей





Ежемесячный платеж по кредиту в среднем будет для заемщика от 27560 до 104540 рублей. Эта сумма довольно велика, особенно для начинающих предпринимателей, поэтому банки должны пересмотреть свою кредитную политику в сторону увеличения сроков предоставления кредитов.

Одобрение банка зависит не только от банковской системы России, но и от соответствия заемщиков определенным требованиям, хорошей кредитной истории. Снижение прозрачности бизнеса заемщиков, плохое качество залогового обеспечения, непонимание предпринимателями сути банковских продуктов вследствие низкой финансовой и юридической компетентности заемщиков являются причинами отказа в выдаче ссуды. Необходимо принимать комплексные меры по обеспечению прозрачности бизнеса предпринимателей, проводить специальные бизнес - тренинги для начинающих бизнесменов.

На данный момент сбор сведений о клиенте и одобрение кредитов необходимо осуществлять через интернет. Также в качестве залога банки должны принимать сайты предпринимателей, так как в интернете сейчас очень многие старперы (предприниматели в сфере интернет) запускают удачные стартап - проекты, которые приносят высокую прибыль бизнесмену, и могут быть реализованы и в «действительности».

Реализация предложенных в статье программ поможет увеличить темпы роста кредитования малых фирм в будущем.


Мясникова Екатерина Леонидовна

Северо-западный филиал Российской академии правосудия


Правовое регулирование объектов культурного наследия через призму государственно-частного партнерства


Памятники культуры принадлежат народу, и не одному только нашему поколению. Мы несем за них ответственность перед нашими потомками. С нас будет большой спрос и через сто, и через двести лет.

Д.С. Лихачев из книги «Письма о добром и прекрасном»


Развитие общества, уровень его «гражданственности» выражается во многих его проявлениях. Но следует выделить особый фактор, а именно, отношение граждан к своей истории. Много сказано и написано слов о роли истории в жизни человека, гражданина и государства. Без знания истории нельзя прогнозировать будущее. Общество, которое на инициативных, взаимовыгодных началах разделяет с государством его функции можно смело назвать зрелым, истинно гражданским. К таким признакам самостоятельности и зрелости общества можем отнести заботу об объектах культурного наследия и разумную их эксплуатацию120. Взаимовыгодное сотрудничество государства и общества в современных условиях получило свое выражение в форме государственно-частного партнерства. От такой прогрессивной и апробированной во многих странах формы сотрудничества государство и общество ждут большой отдачи и результатов. Вопрос сохранения объектов культурного наследия весьма актуален. Главная необходимость развития государственно-частного партнерства в данной сфере обусловлена недостатком бюджетных средств на сохранение, реставрацию объектов культурного наследия.

Объем бюджетных средств несоразмерен с количеством таких объектов. К примеру, в Федеральной целевой программе «Культура России 2012-2018» указывается, что доля объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности и отвечающих удовлетворительному состоянию лишь 35% за 2011 и 35,5% за 2012 год от общего количества объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности.121 Некоторые исследователи приводят другие данные: «В России по данным Росохранкультуры насчитывается около 90 тысяч недвижимых памятников культуры. Только 15% от общего количества находятся в удовлетворительном состоянии».122

С развитием права собственности, его многообразия и иных имущественных прав, объекты культурного наследия становятся частью гражданского оборота. Такой процесс неминуемо ведет за собой расширение круга субъектов культурной деятельности и преобразование функций государства в этой сфере. Государство постепенно перекладывает обязанности по содержанию, восстановлению, реставрации и эксплуатации объектов культурного наследия на частых лиц, оставляя за собой при этом некоторые постоянные неотъемлемые функции: регулятивную (нормативную), надзорную, охранительную и судебную.

Проблема правового регулирования статуса, гражданского оборота, а также государственно-частного партнерства в отношении объектов культурного наследия входит в комплекс актуальных проблем современного российского права.

Имущественные права на объекты культурного наследия возникают у различных лиц и по различным основаниям. Законодательство допускает возможность возникновения имущественных прав и граждан (физических лиц), юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований (публично-правовых образований).

Функции публичного собственника выполняет Министерство культуры и массовых коммуникации Российской Федерации, а также находящиеся в его ведении Федеральное агентство по культуре и кинематографии и Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере коммуникаций и охране культурного наследия.

Главной особенностью в правовом регулировании объектов культурного наследия является наличие института охранного обязательства в силу особенности, общественной важности и публичного интереса в отношении таких объектов. Любая правовая конструкция в отношении объектов культурного наследия будет содержать это обременение, подлежащее государственной регистрации. Также в отношении объектов культурного наследия введен институт зон охраны объектов культурного наследия. Охранные зоны объекта культурного наследия представляют собой границы территорий, указанных на схемах, а также в текстовом виде в документах объекта; «за пределами таких границ осуществление градостроительной, хозяйственной и иной деятельности не оказывает прямое или косвенное негативное воздействие на сохранность данного объекта культурного наследия в его исторической среде».123 Устанавливая круг неотъемлемых обязанностей для собственников, арендаторов и пользователей объектами культурного наследия, законодатель предоставил ряд преференций, а именно налоговые льготы и предоставление бюджетных субсидий, компенсаций за работы, связанные с содержанием объектов.

На данный момент в стадии рассмотрения в Государственной Думе Российской Федерации находится законопроект № 238827-6 «Об основах государственно-частного партнерства в Российской Федерации». Данный законопроект является ожидаемым на протяжении значительного времени, поскольку в обществе сложились фактические отношения с сфере государственно-частного партнерства, не имеющие федеральной нормативной базы.

Пока в законодательстве Российской Федерации можно выделить 8 форм участия негосударственного элемента в жизни культурного наследия или 8 форм государственно-частного партнерства в сфере культуры и, в частности, в отношении объектов культурного наследия:

  1. Приватизация объектов культурного наследия

  2. Аренда объектов культурного наследия

  3. Безвозмездная передача в собственность объектов культурного наследия

  4. Безвозмездное пользование объектами культурного наследия

  5. Доверительное управление объектами культурного наследия

  6. Концессионные соглашения в отношении объектов культурного наследия

  7. Аутсорсинг или выполнение работ, или оказание услуг для государственных и муниципальных нужд

  8. Инвестиционные соглашения в отношении объектов культурного наследия


Сорокин Александр Юрьевич

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Направления развития ГЧП в РФ

Работа посвящена исследованию такого института, как государственно-частное партнерство, представляющего собой взаимовыгодное сотрудничество государства с гражданским или иностранным физическим или юридическим лицом в реализации социально-значимых проектов, которое осуществляется путём заключения и исполнения соглашений. В ходе работы проведен анализ российского законодательства по этой теме, зарубежного опыта аналогичного сотрудничества, статьи А.А. Зверева «Законодательное регулирование ГЧП: риски и перспективы развития», статьи К.Ю. Ратникова «Реформа концессионного законодательства в России», также данное исследование подразумевает рассмотрение текущих проблем ГЧП в России, их предполагаемых решений, и, следовательно, направлений развития и реформирования.

Смысл ГЧП заключается в том, чтобы частный бизнес участвовал в реализации финансовых проектов государства. Данное сотрудничество имеет определенные преимущества и, как показывает практика многих зарубежных стран, является взаимовыгодным. Во-первых, благодаря участию частного бизнеса, заинтересованного в получении большей прибыли и, следовательно, в лучшем выполнений задач, ставящихся государством, поддерживаются высокие стандарты сервиса, оказания услуг и т.д. Во-вторых, проекты запускаются вовремя, поскольку частный инвестор в этом прямо заинтересован, чтобы они начали окупаться и приносить прибыль. В-третьих, благодаря проведению конкурса на осуществление того или иного государственного проекта, государственные ресурсы расходуются более эффективно. В-четвертых, частный сектор имеет интерес в улучшении качества услуг, высоком уровне стандартов, и, соответственно, в использовании инноваций, а также в определении новых подходов к оказанию услуг и работе, так как от этого напрямую зависит его выручка.

Проведение эффективного сотрудничества между государственным и частным сектором возможно только при наличии определенных условий, основным из которых, на мой взгляд, является создание соответствующей нормативно-правовой базы.

В отличие от, например, Великобритании, которая является родиной взаимовыгодного сотрудничества власти и бизнеса, Российская Федерация не обладает достаточным набором правового материала, чтобы обеспечить эффективную и равноправную кооперацию государства и бизнеса.

Помимо правового регулирования предпочтительно принятие государственной программы, в которой бы указывались основополагающие начала функционирования института ГЧП в России, цели и задачи, а также перечень мероприятий, которые правительство считает необходимым для их достижения. Данный документ обеспечивал бы стабильность института.

В целях системного развития представляется необходимым учреждение специализированного органа поддержки ГЧП, который бы являлся координирующим и направляющим, отвечающим за консультативную поддержку участников ГЧП, ведение электронной базы данных проектов и проведение конференций и семинаров. Подобным органом в Великобритании является служба Partnerships UK, на уровне муниципалитетов - Local Partnerships.

Исходя из анализа текущего законодательства, считаю обязательным внесение необходимых изменений и дополнений по следующим правовым вопросам:

Во-первых, правовое документационное сопровождение подготовки проектов ГЧП требует достаточных материальных затрат на федеральном и региональном уровнях. В виду этого считаю необходимым финансирование ГЧП-проектов из Инвестиционного Фонда сделать более гибким и привлекать альтернативные источники.

В виду тщательной и финансово-затратной подготовки к проекту, дополнительных переговоров между сторонами, дата начала реализации проекта не совпадает с датой, указанной в паспорте. Учитывая инфляцию и, в первую очередь, рост цен на рынке стройматериалов, реальные траты концессионера на осуществление гораздо выше средств, выделяемых из Инвестиционного фонда и предусмотренных паспортом проекта и иной конкурсной документации. Поэтому, предполагается обязательным предусмотреть пересмотр статей доходов и расходов частного инвестора на этапе строительства и возможность дополнительного вливания финансовых ресурсов.

Подготовка и обсуждение проектов занимает много ресурсов и времени, при этом затраты на подготовку не особо зависят от масштаба проекта, так как большие средства расходуются на переговоры и подписание договоров. В виду этого думаю, что следует ввести устойчивую минимальную сумму, определяемую Правительством каждый год, ниже которой реализация проекта ГЧП невозможна.

На сегодняшний день права частных инвесторов необоснованно ограничены, в частности: 1) запрещена субституция концессионера на стадии строительства, 2) залог прав по концессионному соглашению не разрешен, 3) существуют вовсе необязательные требования обеспечения обязательств концессионера.

Широкое применение принципа диспозитивности в договорном сотрудничестве государства и частного инвестора предлагается расширять. С этой целью необходимо тщательно урегулировать возможность использования прямых соглашений между концессионером, концедентом и кредитором.

Предлагаю рассмотреть опыт Великобритании по вопросу о рисках. Если считается, что частный подрядчик способен лучше справиться с риском, то такого рода ответственность возлагается на него. Когда думается, что частный партнер не может управлять рисками по проекту, например, когда существуют сомнения в достаточной степени спроса, тогда часть ответственности переходит на государство. Считаю, что такую же гибкую систему распределения рисков следует применить и на российском поле.

Наиболее предпочтительным инструментом обеспечения выплаты гарантии минимального дохода является предоставление финансовой помощи из федерального бюджета в рамках федеральной целевой программы Правительства.

Компенсация при расторжении концессионных соглашений в силу обстоятельств, за которые концессионер не отвечает могла бы включать в себя также вероятность финансовых потерь в результате изменения курса валют, которое может произойти в период между заключением соглашения и фактическом производством расчетов по нему, издержки, вызванные досрочным прекращением договоров, упущенную выгоду и др.

Статья 378.1 Налогового кодекса РФ закрепляет обязанность концессионера платить налог на имущество, переданного концессионеру, плюс на имущество, созданного в соответствии с концессионным соглашением и всей кооперацией государства и частного бизнеса. Указанная норма имеет два негативных для концессионера последствия. Единственным верным решением, на мой взгляд, является исключение из перечня объектов налогообложения имущества, полученного по концессионному соглашению.

Как показывает практика, типовые соглашения Правительства не соответствуют мировым стандартам и не могут быть положены в основу проекта ГЧП с участием нерезидентов. Следовательно, императивный характер типовых соглашений Правительства следует заменить на рекомендательный.

Действующая редакция ФЗ «О концессионных соглашениях» (ст. 17) позволяет сторонам в случае возникновения спора обратиться к судам РФ. Для того чтобы защитить права иностранных инвесторов более полным образом, нужно предоставить им такую государственную гарантию, как возможность обращения к международному арбитражу.

О Г Л А В Л Е Н И Е


СЕКЦИЯ «АНТИМОНОПОЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ»


Альсов Н.М. Антимонопольный контроль за экономической концентрацией в России


Бондаренко К. В. Некорректное сравнение товаров как явление антимонопольного и рекламного законодательства


Драгунова К. С. Понятие и признаки недобросовестной конкуренции

Попов Р. М. Проблемы организации закупок отдельными видами юридических лиц в России


Сюрмеев К. Е. К вопросу об экстратерриториальном применении Федерального закона «О защите конкуренции»


Суменков С. С. Проблемы доказывания антиконкурентных соглашений

и согласованных действий



СЕКЦИЯ «БИЗНЕС И ГОСУДАРСТВО»


Аль-Аккуми А. А. Защита «слабой стороны» в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (на примере миноритарных акционеров)


Балашова А. Б. Правовые проблемы оценки экономической обоснованности затрат налогоплательщика при исчислении налога

на прибыль организаций


Биюков Э. А. К вопросу о незаконности реорганизации юридических лиц (на примере неисполнения обязанностей по уплате налогов)


Болдырев О. Ю. Новые аспекты конституционно-правовых механизмов поддержки национальной экономики


Ванишевская Е.Ю. Платёжная система как способ эффективного бизнеса в Республике Беларусь.


Гомза Ю. Г. Республиканский бюджет как один из механизмов регулирования экономики в Республике Беларусь


Евдокимова Е. Г. Включение в таможенную стоимость товаров лицензионных платежей за пользование объектами интеллектуальной собственности (роялти)


Ковбан А. В. Понятие и виды налогового конфликта в законодательстве Украины


Луконина Н. В. Внутренний контроль организаций: модели и требования эффективного контроля


Макозова В. А. Актуальные вопросы применения соглашения о ценообразовании для целей налогообложения

Максименко П. Н. Проблемы государственного регулирования недропользования


Машанов Д. А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности в России: проблемы и перспективы развития


Митрахович А. С. К вопросу налоговых прав и обязанностей участников холдинга


Сулейманова Р. А. Правовое регулирование франчайзинга в России


Тубденов В. Г. Правовые аспекты внедрения инноваций в российскую энергетику


Ушакова А. В. Бизнес и международные стандарты сотовой подвижной связи


Шарапова Д. И. Развитие малого бизнеса в России


Ходаков И. Д. Проблема исчерпания исключительного права на товарный знак.

Параллельный импорт. Экономико-правовой анализ.


СЕКЦИЯ «ЗАЩИТА БИЗНЕСА»


Карнишина Е. В. Судебная защита прав предпринимателей в сфере охраны объектов интеллектуальной собственности в РФ


Касьян А. А. Защита субъектов малого и среднего предпринимательства при осуществлении государственного контроля (надзора)


Никишин В. Д., Ткач А. Л. Актуальные вопросы защиты деловой репутации субъектов предпринимательской деятельности


Раздорожный К. Б. Правовой статус Уполномоченного по правам предпринимателей и его роль в защите бизнеса


Шарипкова Д. С. Основания для судебной защиты участников игр и пари


Шилкина Е. Г. Модель организационно-правового механизма развития и защиты предпринимательства


СЕКЦИЯ «УПРАВЛЕНИЕ БИЗНЕСОМ»


Аветисян М. А. Проблемы в законодательном регулировании отношений по управлению электросетевым комплексом


Кучкин Д. Ф. Ответственность руководителя хозяйственного общества за убытки, причинные обществу


Сюняев И. Р. Проблема отграничения крупных сделок от сделок, осуществляемых в порядке обычной хозяйственной деятельности


Шагеев А. Р. Механизмы защиты интересов участников корпораций

в отношении права на дивиденд


Шахов С. А. Продажа продукции посредством всемирной сети Интернет

Штабнова А. Д. Особенности банкротства ликвидируемого должника


СЕКЦИЯ «ФИНАНСИРОВАНИЕ БИЗНЕСА»


Ёлкин Д. П. Некоторые проблемы секьюритизации в России


Зограбян А. А. Условия кредитования малого бизнеса в России: проблемы и тенденции развития


Мясникова Е. Л. Правовое регулирование объектов культурного наследия через призму государственно-частного партнерства


Сорокин А. Ю. Направления развития ГЧП в РФ





1 Петров Д.А. Конкурентное право: теория и практике применения: учебник для магистров/ Д.А. Петров ; под общ. ред. В.Ф. Попондопуло. - М. : Издательство Юрайт, 2013. - 318 с. - Серия: Магистр., С. 7. Также, см. п. 7 ст. 4 ФЗ «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ.

2 Российская газета, N 162, 27.07.2006.

3 Авдашева С.Б. Политика поддержки конкуренции: антимонопольное регулирование и реструктуризация в отраслях естественных монополий: Учебное пособие/ Под ред. С.Б. Авдашевой. - М.: Издательский дом «Новый учебник», 2004. - 174 с., С. 96.

4 Далее по тексту - ФЗ о защите конкуренции.

5 Далее по тексту - ФЗ о рекламе.

6 Большой энциклопедический словарь // http://www.edudic.ru/she/3442/.

7Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" // СПС «КонсультантПлюс»//



8Головин В.Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (постатейный). М.: Деловой двор, 2010. 472 с.



9 Дианов В., Егорушкин А., Хохлов Е. Комментарий к "третьему антимонопольному пакету". М.: Статут, 2012. 253 с.



10 Российская газета. 2006. № 162.

11 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (в ред. от 02.11.2013) // Российская газета. 2001. № 256.

12 Федеральный закон от 06.12.2011 № 401-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2011. № 278.

13 Соколовская Е.А. Антиконкурентные соглашения: проблемы квалификации // Конкуренция и право. 2011. №3.

14 Конкурентное право России: учебник [Текст] / Д.А. Алешин, И.Ю. Артемьев, Е.Ю. Борзило и др. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики. 2012. С. 81.

15 Кинев А.Ю. Административно-правовая основа и организация защиты конкуренции в Российской Федерации. - М.: ООО «Издательство «Элит». 2013. С. 68-69.

16 Габестро С.В., Ульянов А.С., Варламов Л.В. Антитраст по-европейски: как направить российскую антимонопольную политику на развитие конкуренции // http://www.naiz.pro/analitics/antitrust.pdf (дата обращения: 15 ноября 2013)

17 Конкурентное право России: учебник [Текст] / Д.А. Алешин, И.Ю. Артемьев, Е.Ю. Борзило и др. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики. 2012. С. 187.

18 Ноговицына С.В. Раскрытие картелей в рамках проведения проверок // Конкуренция и право. 2011. №3.

19 Там же.

20 См., например: решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Омской области от 21.06.2013 № 04/05-13 // http://omsk.fas.gov.ru/solution/11049 (дата обращения: 15 ноября 2013)

21 См.: Проект Конституции России. Отв. ред. Краснов М.А. М., 2012. С.35.

22 Конституционный Суд признал гражданина-вкладчика экономически слабой стороной в договоре срочного банковского вклада, которая нуждается в особой защите своих прав. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года № 4-П. СЗ РФ от 8 марта 1999 года. № 10. Ст. 1254.

23 См.: Конституционный Суд Российской Федерации. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx

24 См.: Лебедев И. Коррупция остается главным барьером на пути иностранных инвестиций в экономику РФ — доклад США // [Электронный ресурс]. ИТАР-ТАСС. Официальный сайт. URL: http://www.itar-tass.com/c11/693485.html

25 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2003 года № 5-П. СЗ РФ от 28 апреля 2003 года. №17. Ст. 1656; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года № 3-П. СЗ РФ от 1 марта 2004 года. № 9. Ст.830; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2010 года № 2-П. СЗ РФ от8 февраля 2010. № 6. Ст. 700.

26 См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2007 года № 681-О-П. СЗ РФ от 12 ноября 2007 года. №46. Ст.5643. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года №470-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2007 года № 713-О-П; от 3 июля 2007 года № 714-О-П; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года №467-О-О // Конституционный Суд Российской Федерации. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx



27 См., например: Молотников А.Е. Контролирующие, крупные и миноритарные акционеры: проблемы взаимодействия и правового регулирования // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2008. № 11 (54); Плешанова О., Черкасова М. Конституционный суд оставил мажоритариев в силе // Коммерсантъ. 2007. №207.

28 См., например: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июля 2012 года № 1303-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012года № 949-О; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года № 194-О-О и др. // Конституционный Суд Российской Федерации. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx

29 См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 марта 2005 года № 61-О // Конституционный Суд Российской Федерации. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx

30 Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 года № 117-ФЗ // СЗ РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.

31 СПС «Консультант Плюс».

32 СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.


33 http://www.komitet2-5.km.duma.gov.ru/site.xp/051054049.html

34 Постановление ФАС Уральского округа от 25.07.2002 N Ф09-171/02-ГК по делу N А50-10978/01

35 Галазова, З. В. Незаконность реорганизации юридического лица и ее правовые последствия [Текст] / З. В. Галазова. //Журнал российского права. -2012. - № 9. - С. 114 - 119

36 "Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 31.07.1998 N 146-ФЗ (ред. от 03.12.2012). СПС Консультант Плюс.

37 Галазова, З. В. Незаконность реорганизации юридического лица и ее правовые последствия [Текст] / З. В. Галазова. //Журнал российского права. -2012. - № 9. - С. 114 - 119

38 Суханов Е.А. Перспективы развития гражданского законодательства России: планы и современные реалии // URL:

39 Галазова, З. В. Незаконность реорганизации юридического лица и ее правовые последствия [Текст] / З. В. Галазова. //Журнал российского права. -2012. - № 9. - С. 114 - 119

40 Автору данной работы приходилось писать об этом - см.: Болдырев О.Ю. Защита прав предпринимателей конституционно-правовыми методами в связи с присоединением России к ВТО // Предпринимательское право. - 2013. - №02. - 1с.61-66.

41 В несколько иной формулировке о закреплении близких по смыслу приоритетов экономического развития говорится, например, в монографии: Научный макет Новой Конституции России». - М.: Научный эксперт, 2011. - 456 с. Под общей редакцией С.С. Сулакшина

42 Постановление ФКС Германии от 22 февраля 1984 г., BVerfG, 66 BVerfGE, № 14, at. 214.

43 Решение Конституционного Совета Франции по Закону о бюджете на 2013 г. № 2012-662 DC от 29 декабря 2012 г. //http://www.conseil-constitutionnel.fr/conseil-constitutionnel/english/case-law/decision/decision-no-2012-662-dc-of-29-december-2012.135747.html

44 Россия сталкивалась с этим в 1990-е годы при принятии закона «О соглашениях о разделе продукции» и подписании Европейской Энергетической Хартии.

45 Дергачев В. Оффшорная геополитика//Вестник аналитики. -2011.-№4. [Электронный ресурс]. http://dergachev.ru/geop_events/211211-01.html

46 Кондратьев В. Ресурсный национализм и структура экономики [Электронный ресурс]. http://www.perspektivy.info/rus/ekob/resursnyj_nacionalizm_i_struktura_ekonomiki_2012-11-15.htm.

47 Белова, И.А. Правовое регулирование денежного обращения и кредита. - учебн.- методическое пособие с.27

48 Банковский вестник №13, 2002 г., с.5.

49 Банковский вестник № 34, 2006 г., с.5.

50 Банковский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 3 октября 2000 г.: одобрен Советом Республики 12 октября 2000 г.: текст Кодекса по состоянию на 29 апреля 2013 г. - Минск: Амалфея, 2013.


51Белова, И.А. Правовое регулирование денежного обращения и кредита.

52 Банковский вестник № 13 ,2002 г., с.21.

53 Закон Республики Беларусь 26 октября 2012 г. № 432-З «О республиканском бюджете на 2013 год»

54 Чернюк, А. Закон «О республиканском бюджете на 2013 год» для бюджетников. / А. Чернюк // Налоговый вестник. - 2012. - №24. - С. 75

55 Приложение 1 к Закону Республики Беларусь «О республиканском бюджете на 2013 год»

56 Указ Президента Республики Беларусь 11 апреля 2011 г. № 136 «Об утверждении Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011-2015 годы»

57 Микро- и макроэкономика: учебное пособие / М. И. Плотницкий [и др.]; под общ. ред. М. И. Плотницкого. - Минск: Книжный дом Мисанта, 2004. - С. 278


58 п. 7 ч. 1 ст. 5 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 20.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза»

59 Соколов Б. Внутренний контроль и аудит // Аудит и налогообложение. 2008. № 12.

60 ФЗ от 22.08.2004 г. № 122-ФЗ.

61 Мелехин Е.С., Дудиков М.В. Децентрализация полномочий федерального центра как основа эффективного недропользования на региональном уровне // Маркшейдерия и недропользование. 2012. №2. С. 35-38.

62 Д.В. Василевская Правовой режим недропользования в России и Зарубежных странах. М., 2011. С. 105.

63 Там же.

64 Мелехин Е.С. Организационно-правовые вопросы регулирования недропользования на современном этапе // Нефть, Газ и Право. 2’2013. С. 13-17.

65 Там же

66 Стратегия Национальной безопасности до 2020 года. http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html

67 Василевская Д.В. Правовое регулирование отношений недропользования в Российской Федерации и зарубежных странах: теория и практика. М., 2007. С. 294.

68 Сапкин А. Китай: верной дорогой идете, товарищи // Промышленный мир. 2001. № 1.

69 И.В. Кушнир. Хозяйственное право. http://be5.biz/pravo/h001/01.htm

70 «Справка основных показателей работы арбитражных судов Российской Федерации в 2011-2012 г.г.» http://www.arbitr.ru/_upimg/BF8796D1244B55F004CA0BB3868259A4_6.pdf

71 «Демография организаций»

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/reform/#

72 Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России. Монография.

73 Шиткина И. С. Правовое регулирование экономической зависимости// Право и бизнес в условиях экономического кризиса: опыт России и Германии / отв. ред. Е.П. Губин, Е.Б. Лаутс. М.: Юрист, 2010. 264 с.

74 Федеральный закон от 27.07.2010 № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности»// Российская газета, N 168, 30.07.2010, ст.3

75 Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции», // Российская газета, N 162, 27.07.2006, ст. 9


76 http://sberbank.ru/moscow/ru/s_m_business/credits/bus_start/

77 Распоряжение Правительства РФ от 13.11.2009 N 1715-р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030»

78 Ефименко Е. Н. Курс лекций по предпринимательскому праву. // М., 2013 г.

79Федеральный закон от 28.09.2010 N 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково» // - оформить! Российская газета", N 220, 30.09.2010,

80 Федоров Е.В. Частная собственность как фактор повышения эффективности производства электроэнергии с использованием турбин малой и средней мощности. // Дисс. канд. экон. наук, М, 2005

81 Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи"

82 Собрание законодательства Российской Федерации от 31 января 2000 г., N 5, ст. 531

83 Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ» (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 № 238-ФЗ // Российская газета, № 164, 31.07.2007.

84 Бурцев Г. Современные проблемы развития малого бизнеса в России // Риск: ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. 2011. № 2. С. 156.

85 Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» (в ред. Федерального закона от 02.07.2013 № 185-ФЗ 28 декабря 2010 г. N 432-ФЗ) // Российская газета, № 137, 28.07.2009.

86 Российский статистический ежегодник. 2010: Стат. сб. / Росстат. М., 2010. С. 369, 370.

87 Там же. С. 813.

88 Сайт круглосуточного информационного радио «Вести FM» : http://radiovesti.ru/article/show/article_id/89117

89 Сайт медиахолдинга РБК: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20131021130352.shtml

90 Пирогова В. Вновь о параллельном импорте // Хозяйство и право. 2011. N 2. С. 99.


91 Economic consequences of the choice of regime of exhaustion in the area of trademarks : http://ec.europa.eu/internal_market/indprop/docs/tm/summary_en.pdf

92 Сайт «большоеправительство.рф» : заключение экспертного совета при Правительстве России по результатам обсуждения вопроса о легализации параллельного импорта в РФ: http://xn--80abeamcuufxbhgound0h9cl.xn--p1ai/expert_sovet/5508728/

93 http://www.aebrus.ru/upload/GfK%20Report_PI%20liberalisation_final%20Rus.pdf

94 Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской федерации в 2010 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/ABB739E6657079D763C2E5A005FA9779_1.pdf -Дата обращения 19.04.2013.

95 Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской федерации в 2012 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/DFF18C5F128D5D4EF1164A800A18CD1E_1.pdf -Дата обращения 19.04.2013.

96 Земскова С.И. Судебная экспертиза диффамационных материалов: монография/ под ред. Галяшиной Е.И. М., 2013.С.25

97 Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод»// СПС Консультант+ http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=2832 (дата посещения: 21.11.2013г.)

98Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" СПС Консультант+. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=52017 (дата посещения: 21.11.2013г.)

99 Там же.

100 Конституционный суд признал взаимосвязанные положения пунктов 1, 5 и 6 предыдущей редакции ГК не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 17 (ч.3), 21 (ч.1), 23 (ч.1), 24 (ч.1), 29 (ч.4), 45 (ч.2) и 46 (ч.1), в той мере, в какой эти положения - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования - не обязывают владельца сайта в сети «Интернет», не зарегистрированного в качестве СМИ, или уполномоченное им лицо, которое ответственно за размещение информации на этом сайте, удалить по требованию гражданина информацию, содержащую диффамацию, которая вступившим в законную силу судебным решением признана не соответствующей действительности. Постановление КС РФ от 9 июля 2013г. №18-П.

101 См., например, решение по иску о защите деловой репутации Альфа-Банка к редакции газеты

«КоммерсантЪ» № 09АП-6183ЛИ-ГК от 31 декабря 2004г. http://www.media-pravo.info/case/157 (дата посещения: 21.10.2013г.)

102 http://open.lexpro.ru/document/77946#5 (дата посещения: 21.11.2013г.)

103Бухарова О. Где взять триллион. Российская Бизнес-газета. №893 (15) URL: http://www.rg.ru/2013/04/23/budzet.html(дата обращения: 11.11.2013)

104 Федеральный закон от 21 июля 2005 г. №115-ФЗ «О концессионных соглашения»

105 §46 Abs. 2 Закона об энергетическом хозяйстве ФРГ от 7 июля 2005 г.

106 Статья «Содержание обязанности руководителя действовать в интересах Общества: проблемы квалификации поведения как противоправного», автор: Ю.Д. Жукова

107 Федеральный Закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 №208-ФЗ//"Российская газета", N 248, 29.12.1995

108 Постановление Пленума ВАС от 18.11.03 №19//Вестник ВАС РФ", N 1, 2004

109 Постановление Президиума ВАС РФ от 21.08.01 № 7538/00//ИНФОРМАЦИОННЫЙ ФОНД НТЦ "СИСТЕМА"

110 Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская академия юридических наук. Научные труды. 2001. № 1 (том 1). С. 2-3

111 Торговля через Интернет: насколько реальна угроза традиционной розницы http://www.usconsult.ru/b_063.html

112 А.В. Егоров «Дело о признании банкротом муниципального унитарного предприятия Южного административного округа г. Оренбурга» (Постановление Президиума ВАС РФ от 20 апреля 2004 г. № 1560/04 // «Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации: Избранные постановления за 2004 год с комментариями» (под. Ред. А.А. Иванова) // Статут - 2007.

113 Постановление 13 Арбитражного апелляционного суда от 10.03.2009 г. по делу № А56-55828/2008.

114 Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2004 г. № 1560/04.

115 Ст. 6.1 «Разумные сроки судопроизводства в арбитражных судах и исполнения судебного акта» АПК РФ.

116 П. 11 Постановления Правительства РФ № 855 от 27.12.2004 г. «Об утверждении временных правил проверки арбитражными управляющими наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства».

117 Кондрат Е.Н. Секьюритизация активов как способ укрепления ликвидности кредитных организаций и механизм обеспечения финансовой безопасности государства / Е.Н. Кондрат // Законодательство. - 2011. - №8.

118 Федеральный закон от 11.11.2003 N 152-ФЗ (ред. от 23.07.2013) "Об ипотечных ценных бумагах"

119 Гортинская Е.И. Правовой статус ипотечного агента в сделках секьюритизации активов // Предпринимательское право. - 2009. - №4. - С. 36-41.

120 В данной статье мы исследуем проблематику сохранения, использования недвижимых объектов культурного наследия

121 Федеральная целевая программа «Культура России 2012-2018» / http://fcpkultura.ru/

122 Северьянова А.М. Экономические аспекты сохранения объектов недвижимости культурного наследия// Молодежь и наука: сборник материалов IХ Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых с международным участием, посвященной 385-летию со дня основания г. Красноярска [Электронный ресурс] отв. ред. О.А.Краев - Красноярск : Сиб. федер. ун-т.,2013// http://conf.sfu-kras.ru/sites/mn2013/thesis.html

123 Постановление Правительства от 26.04.2008 г. № 315 "Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации"/ http://www.rg.ru/2008/05/07/pamyatniki-dok.html



скачать файл | источник
просмотреть