neosee.ru

18.08.17
[1]
переходы:54

скачать файл
А какой же была наша страна на самом деле, хотя бы в экономическом отношении

Заговор

http://правь.рф/istorija-rossii-xx-vek/29-zagovor.html

Даже если заговор составляется иногда людьми умными, осуществляется он всегда кровожадным зверьем. (Антуан де Ривароль)



Удивительно, сколь схожи в своей ненависти к царской России коммунисты и либералы, советские патриоты и западники. Отсталая страна, тюрьма народов, страна кнута - вот мифы, которыми нас кормили последние десятилетия. Очень уж подозрительно подобная терминология этих господ, напоивших Россию кровью и бросивших ее в красное колесо и либеральные шоковые реформы.

Экономические успехи Российской империи



А какой же была наша страна на самом деле, хотя бы в экономическом отношении? В период с 1890 по 1913 год русская промышленность учетверила свою производительность. Население России выросло с 1884 по 1914 год на 60 миллионов человек - с 122 миллионов до 182 миллионов. За этот же период бюджет народного просвещения вырос на 628%. С 1908 года начальное образование стало обязательным. Ежегодно открывалось по 10 тысяч школ. Пахотных земель, принадлежащих крестьянам, на 1917 год было 90%. С 1880 по 1917 год, то есть за 37 лет, было построено 58 251 километр железных дорог, по 1500 километров в год. В 1913 году сельскохозяйственный урожай злаков в России был на 1/3 больше, чем урожай Аргентины, США, Канады вместе взятых. Налоги были самыми низкими среди развитых стран - 3 рубля 11 копеек на человека, тогда как в Англии - 26 рублей на человека.

Главное, что пугало наших партнеров, так это то, что после открытия Бакинского месторождения нефти Россия вышла на первое место в мире по ее добыче. В 1901 году США добыли 9 920 000 тонн нефти, а Россия - 12 170 000 тонн. Это нанесло сильный удар корпорации Рокфеллеров «Стандарт Ойл» и нарушило их монополию в мире. Наши поставки зерновых частично разорили английского сельхозпроизводителя. США, Великобритания, Германия и их банковские круги были в шоке от темпов экономического развития нашей страны.

Испуг западных финансовых кругов выразился в финансировании Англией и Соединенными Штатами японского правительства в период русско-японской войны. Якоб Шифф, возглавлявший крупнейший банк того времени «Лейб, Кун и Компания», пресловутый Морган, а также «Сити Банк» выдали Японии до 30 миллионов долларов на ведение войны против Российской Империи. Были и частные пожертвования, все тот же Якоб Шифф на личные средства перекупил у Аргентины два построенных в Англии новейших броненосных крейсера, вошедших в состав флота Микадо под именами «Ниссин» и «Касуга». Обошлось это ему в 5 миллионов долларов.

Финансировались и враги внутренние. Близкий к кругам Шиффа американский миллионер Джозеф Фелс, член знаменитого фабианского общества, ссудил деньги на революцию 1905 года. По словам известного революционера Бориса Савенкова, американские миллионеры выделили ЦК в период революции 1905 года 1 миллион франков - 250 тысяч золотых рублей, и это только на партию эсеров. Но революция тогда провалилась, ни армия, ни население в целом ее не поддержали. После учреждения под давлением либеральных кругов Государственной думы, проигравшие в 1905 году революционеры вновь приступили к борьбе, сделав при этом определенные выводы. Так, будущий председатель третьей думы Гучков, по воспоминаниям премьер-министра Витте, сказал:

«Революция 1905 года не удалась потому, что войско было за государя. В случае наступления новой революции необходимо, чтобы войско было на нашей стороне. Поэтому я занимаюсь исключительно военными вопросами, желая, чтобы в случае нужды войско поддержало более нас, нежели Царский Дом».



Военная ложа



На квартире генерала Гурко, с разрешения военного министра Редигера, стали собираться представители военного министерства, генерального штаба и лидеры государственной думы. Среди них были генерал Лукомский, генералы Поливанов и Мышлаевский. В результате оформилась так называемая «военная ложа», и ее лидером стал Гучков. Опыт подготовки и осуществления заговора Гучков ездил перенимать у осуществивших тогда успешную революцию младотурок. Сама военная ложа установила живую связь непосредственно с оппозиционной Государственной думой и корпусом офицеров императорской армии. Очень многие молодые офицеры генерального штаба вошли в состав этой организации, со временем они стали крупными военными чинами. Так, правая рука Гучкова, Поливанов, к 1915 году возглавит военное ведомство империи. К этому времени западные державы были крайне озабочены усилением влияния России в мире. Они всячески нащупывали, на кого, кроме думских деятелей, можно опереться в России с целью влияния на ее политику.

К сожалению, силы, готовые к сотрудничеству с внешним врагом, были значительны. В первую очередь это оказались придворные круги и даже члены императорской фамилии. Предметом их мечтаний был дворцовый переворот. Результатом их реальной деятельности явилось бессмысленное убийство Григория Распутина - человека, роль которого была сильно преувеличена умышленно господами Гучковым и Родзянко с целью настроить высшие круги армии и двора против императора. Во-вторых, на сотрудничество с западными конкурентами легко шли думские деятели, члены той же военной ложи были близко связанны с английским послом Бьюкененом. Круги эти требовали так называемого ответственного министерства, правительства, подчиненного не царю, а думским партиям. Рядом с ними стояли биржевые игроки, крупный капитал и, конечно, его экспортные интересы. Крупный капитал боролся за государственные заказы и хотел уменьшения роли царя в их распределении. Третья группа с 1905 года сидела в подполье, это были социал-демократы и большевики во главе с Лениным. Незадолго до февральского переворота Ильич и компания получат через Гельфанда-Парвуса деньги и кокаин от германского правительства, а скрывающийся в Америке Троцкий получит звонкие доллары от уже упомянутого нами Якоба Шиффа.

Война как инструмент уничтожения государственности



Финансовые западные группы, видя, что император весьма твердо обращается с Госдумой, а Столыпин жестко подавил мятежи, профинансированные тем же западом, осуществили операцию по ликвидации Столыпина, а затем поставили своей целью втянуть Россию в войну. После выборов 4-й думы ее председатель Родзянко уже в феврале 1913 года призвал государя вмешаться в войну, которая происходила между Турцией и балканскими странами. Неожиданно английская и французская печать стала сочувствовать славянам на Балканах и поддерживать идею о том, что Россия должна помочь православным братьям. А ведь обычно западноевропейские страны всегда выступали на стороне Турции, против вмешательства России в подобные вопросы. По этому поводу член государственного совета Павлов писал:

«План заговора верен: зажечь сомнения в царе Думой, через нее хлынуть в народ, вовлечь страну в войну. Вооружив народ, бросить в него идею бунта».



Русская промышленная элита была по-своему заинтересована в войне, ее привлекал оборонный заказ. Революционеры всех мастей, вроде большевиков и эсеров, также видели в войне средство ослабить государство и сместить царя. Русская пресса, контролируемая думой и ее партиями, подняла крик о необходимости помощи Балканским странам.

На Западе прекрасно понимали, как опасна для них растущая Россия. Главный редактор европейского экономиста Эдмон Тери, обследовавший по поручению двух французских министров русское хозяйство в начале 20 века писал:

«Если дела европейских наций в 1912 - 1950г.г. будут идти так же, как они шли с 1900 по 1912 год, то Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом отношении».



Очевидно, что трезвомыслящие лидеры западных стран, промышленная и финансовая элита совершенно не собирались допускать этой гегемонии России в Европе и мире. Знаменитый консерватор Дурново, член государственного совета, в свое время министр внутренних дел, представил государю записку о недопустимости вступления России в эту Мировую войну. Он писал:

«Главная тяжесть войны упадет на нашу долю, неизбежные военные неудачи. Эти неудачи все будут приписаны правительству. В стране начнутся революционные выступления, и Россия будет неизбежно ввергнута в беспросветную анархию».



Но записка уже опоздала, Гучков вовсю вел антигерманскую пропаганду, пресса вторила думе, патриотические чувства разгорелись во всем народе.

28 июня в Сараево был убит наследник престола Австро-Венгрии эрцгерцог Франц Фердинанд, в Австрии началась антисербская кампания, закончившаяся ультиматумом. Война, которая была нужна всем, кроме России, стала неизбежной, по этому поводу Павлов, член госсовета писал:

«Запад издавна готовился к войне. Англия во имя мировой торговой гегемонии. Германия с целью захвата власти на континенте».



В ответ на отчаянный призыв сербского королевича регента Александра государь заявляет:

«Ни в коем случае Россия не останется равнодушной к участи Сербии!»



15 июля Австрия объявила Сербии войну. Россия начала частичную мобилизацию. 1 августа 1914 года в 7 часов 10 минут посол Германии граф Ф. Пурталес вручил министру иностранных дел Сазонову ноту об объявлении войны. Но если бы Англия открыто поддержала бы Францию и Россию, война бы не началась. Однако Британия специально тянула с поддержкой, чтобы уже нельзя было остановить бойню, и вступила в войну лишь тогда, когда боевые действия шли полным ходом.

Государь назначил главнокомандующим своего дядю, великого князя Николая Николаевича. В кампанию 1914 года русская армия вела бои на территории противника. Несмотря на гибель 20-го корпуса генерала Самсонова в Пруссии, кампанию 1914-го года можно признать успешной. Генерал Юденич на кавказском фронте разгромил турецкую армию под Сарыкамышем. На юго-западном фронте мы вошли в Галицию и почти дошли до Кракова.

5 сентября 1914 года в Лондоне Россия потребовала для подписания договора, чтобы проливы Босфор и Дарданеллы были отданы ей после войны. Французский журналист Де Равиль считал, что именно в этот момент родился большевизм, поскольку теперь Англия всеми силами используя свой многовековой опыт стала сеять в России смуту.

В кампании 1915 года начался снарядный голод. Русский фронт был прорван между Вислой и Карпатами. Мы оставили занятые в 1914-м году Перемышль и Львов. Ни в одной из воюющих держав никто до войны не представлял, что боевые действия будут вестись так долго, боеприпасов не хватало. Подстрекаемые революционерами всех мастей, начались народные волнения. Военно-промышленные круги потребовали перемен во власти, был создан военно-промышленный комитет, во главе него стал Гучков. Начала оживать деятельность военной ложе.

Деяния прогрессивного блока



1915 год - это время, когда между прогрессивным блоком, Государственной думой и ставкой во главе с великим князем Николаем Николаевичем созрела смычка, направленная на, по меньшей мере, умаления власти императора, и по большей части на тихий государственный переворот с целью создания ответственного министерства, то есть министерства, которого не подчинялось бы императору, а подчинялось бы заговорщикам из думы. Эта связь между заговорщиками из думы и командованием в лице Николая Николаевича была крайне опасна и для России, и для императора Николая II. Поэтому, устранив великого князя Николая Николаевича и весь состав его ставки, император решал военную задачу - он предотвращал катастрофу, и решал вопрос политический - он предотвращал попытку заговора против себя и против монархии в целом.

25 августа в думе был образован прогрессивный блок, целью его была борьба с правительством, а точнее с верховной властью. К нему примкнули военно-промышленный комитет Гучкова и земгор князя Львова. Гучков в резком письме промышленного комитета потребовал отставки правительства во главе с Горемыкиным. Съезды земгора также потребовали отставки кабинета. Гучков в это время активно выступает с клеветническими обвинениями в том, что Распутин и императрица сотрудничают с немцами. Он утверждает, что Распутин все время бывает при дворе, тогда как Пьер Жильяр, воспитатель цесаревича Алексея пишет, что за последний год своей жизни Распутин бывал не более четырех раз.

Гучков добился того, что военно-промышленный комитет стал распределять военные заказы между заводами, в том числе размещая их и заграницей. Результатом этого стало резкое удорожание всех заказов, что привело к удорожанию жизни в стране в целом. Когда государственные контролеры обследовали эту деятельность военно-промышленного комитета, выяснилось, что заказы розданы повсюду, а процент их исполнения ничтожен.

Планы заговорщиков



К концу 1915 года у тех, кто хотел изменения конституционного строя, созрели два плана. Это были планы председателя военно-промышленного комитета Гучкова и план председателя земгора князя Львова. Оба заговорщика - и Львов, и Гучков, имели очень близкие отношения посредством военной ложи с начальником штаба верховного главнокомандующего Алексеевым. Вот, что пишет по этому поводу командующий юго-западным фронтом генерал Брусилов:

«Доходят сведения, что задумывался дворцовый переворот. Главная роль была предназначена Алексееву, который согласился арестовать Николая II».



Генерал Алексеев находился в близком личном контакте с Гучковым, Родзянко и генералом Поливановым - членами военной ложи.

Князь Оболенский указывает на то, что по его информации председатель Государственной думы Родзянко, командующий северо-западным фронтом генерал Рузский, начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Алексеев, председатель военно-промышленного комитета Гучков состоят в антигосударственном заговоре. Члены этого заговора тесно связаны с английским послом Бьюкененом, и многие совещания военной ложи проходят дома у него.

Гучков лично предложил в 1916 году князю Оболенскому принять участие в заговоре и восстании, намеченном, по его словам, на 22 февраля 1917 года. Князь Оболенский отправился после этого к Штюрмеру, бывшему на тот момент председателем правительства, и доложил обо всем. Никаких мер принято не было.

В 1916 году дело стало налаживаться, на юго-западном фронте благодаря работе тыла стал возможен знаменитый Брусиловский прорыв. Объемы военного производства выросли в разы по сравнению с 1914 годом. На кавказском фронте генерал Юденич провел Эрзерумскую наступательную операцию. Западный фронт, правда, буксовал под Барановичами, но о поражении не было и речи.

«Мало эпизодов великой войны более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 году. Это был последний славный вклад царя и русского народа в дело победы. К лету 1916 года Россия… сумела, собственными усилиями и использованием средств союзников выставить в поле, организовать, вооружить, снабдить 60 армейских корпусов, вместо тех 35, с которым она начала войну». (Сэр Уинстон Черчилль «Неизвестная война» Нью-Йорк, 1932 год)



Успехи русской армии и русского тыла 1916 года привели заговорщиков и их кредиторов на Западе в ужас, нужно было что-то делать. Князь Львов в январе 1916 года, во время пребывания в ставке, предложил арестовать императрицу за ее якобы германские убеждения и сослать в Крым, а царя принудить к реформе в виде создания министерства, подотчетного Государственной думе, то есть подотчетного Родзянко, Гучкову и компании. Об этом глава земгора сам в последствие писал в иммиграции. Генерал Алексеев согласился и назначил это выступление на 30 ноября.

«Между Гучковым, генералом Крымовым и генералом Алексеевым зреет какая-то конспирация, какой-то заговор». (Михаил Лемке эссер, военный чиновник при штабе главнокомандующего)



Но у генерала Алексеева случился приступ, его на должности начальника генерального штаба при верховном главнокомандующем заменил уже известный нам генерал Гурко, также член военной ложи. Переворот отложили, но после согласия на участие в нем командующего юго-западным фронтом генерала Брусилова, а также и генерала Рузского, подготовку восстания решили продолжить. Предполагалось остановить императорский поезд во время его следования силой и предложить царю отречься, либо его устранить.

Государь, чувствуя неладное, потребовал сначала от генерала Алексеева, а потом от генерала Гурко усилить Санкт-Петербургский гарнизон войсковыми частями из гвардейского корпуса, находящимися на фронте, но ни Алексеев, ни Гурко этого приказа не выполнили. Не выполнил его и генерал Рузский, командующий северо-западным фронтом, также получивший указания отправить войска в Петроград.

Клевета в адрес императрицы



Первого ноября 1916 года Милюков, лидер прогрессивного блока, открыто в Думе обвинил императрицу в пронемецких настроениях, при этом он ссылался на немецкие же газеты - это была очевидная клевета. На самом деле императрица была настроена более чем патриотично. Об этом свидетельствуют как ее письма государю, так и воспоминания очевидцев.

«Я страстно желаю, чтобы наши войска вели себя примерно во всех отношениях, не грабили и не мародерствовали - оставьте этот ужас прусским войскам… Я хочу, чтобы о наших русских войсках вспоминали потом с уважением и восхищением… Сейчас я беспокою тебя вещами, которые меня не касаются, но это только из любви к нашим солдатам и их репутации». (25 сентября 1914 год, государыня императрица)



«20 лет я провела в России, - объясняла государыня одной из фрейлин, - это страна моего мужа и сына. Я прожила счастливую жизнь жены и матери в России. Мое сердце отдано этой стране».



Английский военный атташе Хендри Уильямс вспоминал, как однажды за обедом императрица сказала, что она так гордится Россией и беспокоится, чтобы союзники выиграли войну. Война ей казалась чем-то ужасным более, чем любому другому человеку. Но императрица говорила о ней, как о выходе из тьмы к свету победы. Победы, которая обязательно придет.

Весьма активной в это время стала позиция Англии, очень напуганной русскими успехами на фронте, а в особенности планами адмирала Колчака, одобренными государем, по захвату морским десантом Босфора.

Огромные деньги, которые даны были оппозиционным партиям, были отработаны, к сожалению. Эти деньги были брошены в рабочую массу через агентов оппозиционных партий, и в частности, на агитационную работу, которая приводила к забастовкам, в том числе и на военных заводах. Хотя были попытки ввести систему военного положения, но, к сожалению, царь не утвердил мнение некоторых военных. Известны факты, что, особенно это описано у Солженицына в «Красном колесе», когда рабочие, которые участвовали в забастовках, получали зарплату в два и даже более раз выше, чем рабочие, выполнявшие честно свой долг на военных заводах.

Германия также активизировала финансирование революции. Большую роль тут сыграли компаньоны и родственники Якоба Шиффа, банкиры Варбурги. Сами волнения 1917 года готовили агенты Гельфанда-Парвуса на немецкие деньги. В декабре 1916 года в германской главной квартире был принят план действий на 1917 год. В отношении России решено было финансировать революцию. 17 февраля 1917 года германский Рейхсбанк циркулярно сообщил об ассигновании срочных кредитов на имя Ленина, Зиновьева, Каменева и Сиверса.

Духовные причины революции



Что касается духовных причин февральской революции, то главной из них была, конечно, религиозная реформация и секуляризация, которая была проведена Петром I. Он, прежде всего, изменил соотношение между духовной церковной властью и светской. Россия на протяжении столетий традиционно имела патриарха как главу церкви, как отца, духовного отца всего русского народа, включая государя. Что касается государственной власти, то она была представлена русским царем - помазанником Божьим. Соотношение между церковной и государственной властью - симфоническое единство, оно созидало Россию. Вместе еще и с земскими соборами, в которых были представлены все сословия русского общества.

И вот происходит нечто абсолютно новое: Петр I отменяет патриаршество, причем делает он это сознательно, объявляя об этом, вместе с Феофаном Прокоповичем, объявляя о церковной реформе, которая будет называться синодальной реформой церкви, при которой уже патриарха нет. Петр I так и говорит о том, что необходимо иметь одну власть в стране. Теперь император является главой не только государства, но и церкви.

В эпоху уже Екатерины II русское общество фактически раскололось, произошел культурно мировоззренческий и религиозный раскол русского общества. Верхи русского общества - дворянство, фактически порвали связь с церковью, они ушли от православия, от церкви, они стали русскими европейцами, которые в Бога в общем уже не верили, в церковном смысле этого слова. Они скорее были вольтерьянцами, то есть безбожниками, либо масонами, либо исповедовали различные мистические учения. Конечно, наиболее популярным было масонство.

В конечном итоге вот эти духовные причины и развыцерковление русского общества, его западничество, умственное иго Европы в петербуржский период и привели к тому, что произошло отречение государя Николая II, а затем и великого князя Михаила Александровича и началась величайшая эпоха смуты, которая продолжается и по сей день.

скачать файл | источник
просмотреть