neosee.ru

25.04.19
[1]
переходы:122

скачать файл
Педагог Детского дома №2 г



Руководитель студии «ТриУмф»

Педагог Детского дома №2 г.Москы

ГУТНИК ЕЛЕНА ПЕТРОВНА














Инсценировка

По мотивам произведений Б.Васильева

« Аты - баты шли солдаты…»
























2009г.






Действующие лица:


Анна Суслина

Константин Святкин

Валентина Ивановн

Командир роты

Суслин

Святкин(Сват)

Кодеридзе

Сайко(Балтика)

Мятников










































На сцене стоит, с одной стороны, обелиск, с другой декорация оборонительных сооружений военных лет.


Звучит фонограмма песни «Бери шинель, пошли домой» -

музыка: В. Левашова, слова: Б. Окуджавы.

На сцену выходят Анна и Константин, направляются к обелиску.

Фонограмма песни звучит на протяжении всего диалога.

(1.трек.)


Анна:

Пойдемте к памятнику, На нем фамилии есть. С трех сторон.
Константин:
- Да, жизнь прожить - не поле перейти.

Анна:

- Вы о чем?

Константин:

- Подумал, что это поле перейти было труднее, чем иному прожить целую жизнь. Вернее, не перейти, а не дать, чтобы перешли другие. Не отдать его, это поле. И труднее, и страшнее.

Анна:
- Пойдемте к ним, Костя.

Анна первой пошла к памятнику. Константин шел следом.
Подошли к памятнику и остановились. Стояли и молча смотрели на обелиск, на приваренные к подножию остатки оружия: погнутый ствол противотанкового ружья, разбитый автомат, обломок винтовки. И на каску. На ржавую каску с дыркой вместо звездочки.

Анна и Константин прошли за ограду и остановились рядом с обелиском.


Анна:

- Здравствуй, папка.

Константин:
- Здорово, батя.


(2. трек.)


Анна:

Это было 6 марта, в бою погибли все. Немцы добили даже раненых. Но одна девочка из Ильинки пряталась в кустах. То есть это тогда она была девочкой, теперь она - Валентина Ивановна.


К обелиску подходит Валентина Ивановна.

Константин:

Здравствуйте Валентина Ивановна!

Убили отцов, - вздохнул Константин.


Валентина Ивановна:
- Так ведь не всех убили, К тому же пора бы и новым вырасти, а?


Константин:
- Анна говорила, что вы тогда видели, как раненых добивали?


Валентина Ивановна:
- Видела, - она помолчала. - Я в кустах хоронилась. Шла в Некрасовку да на немецкий дозор натолкнулась. Вот и пришлось в кустах-то, как мышке.


Константин:
- Моего тоже добили? - тихо спросил капитан.


Валентина Ивановна:
- Я не помню, как погиб твой отец, Костя, - так же тихо ответила Валентина Ивановна. - Ты уж прости, врать не хочу: не видела. Анькиного видела, а твоего... Ты уж прости меня. - Помолчали.



Анна медленно шла вокруг обелиска, негромко читая фамилии, выбитые на плитах:


Анна:

Абрамов Георгий, Бейсымбаев Токкул, Глебов Иван, Кодеридзе Реваз, Крынкин Василий, Сайко Иван, Суслин Игорь, Святкин Виктор, Мятников...


Звучал Аннин голос, перечислявший фамилии восемнадцати солдат, лежавших в братской могиле, а Константин вдруг обхватил руками голову.


(3. трек) Звучит фонограмма взрывов. На сцену, к декорациям, выходят двое

солдат.


Командир роты: тыча пальцем в развернутую карту, объяснял младшему лейтенанту Суслину:

(4. трек)

- Мы сейчас здесь, усек? На станции Подбедня. Найди Ильинку. Куда ты полез на соседний участок? Маршрут - Ильинка. Там заночуешь. Поутру из Ильинки потопаешь на Румянцево. Нашел Румянцево?..


Суслин:

Хорошо.


Командир роты:

Там доложишься старшему, укомплектуешься оружием. Полностью по штатному расписанию, усек?


Суслин:

- Так точно.


Звучит фонограмма голосов, «команд», техники. Командир роты и Суслин уходят.

Фонограмма голосов замолкает и звучит фонограмма песни «Бери шинель..»

На сцене у обелиска Константин, Анна и Валентина Ивановна

(5.трек)

Анна:

- Я никогда не получала писем от папы. Он не писал в ту ночь перед боем, он был с мамой. Это была единственная ночь в их жизни, и поэтому я - Анна Вилленстович, а не Анна Суслина. И ордена у нас нет. Он у бабушки хранится, у папиной мамы. А бабушка мою маму не признала и орден нам не отдала.



Валентина Ивановна:

-А мне перед самым боем передал Виктор письмо жене и сыну. Да, столько лет прошло.


Валентина Ивановна достала письмо из сумочки.


- Варваре Святкиной, - прочитала она и протянула письмо капитану.

Константин развернул треугольник, а читать не мог: строчки прыгали перед глазами.

Отдал Анне:

Константин:

- Прочитай, Аня.


Анна:
- "Здравствуй, Варюха моя..."


Константин:

- Это мама, - зачем-то пояснил. - Мама моя.


Анна:
- "Пишу тебе, потому что сегодня мне двадцатка стукнула. И такого дня у меня еще не было. Я ведь беспризорничком родился, какие там дни рождения. Шамовки перехватил, морду не набили - уже праздничек. А тут ребята - ну все, Варюха, весь наш боевой взвод - загоношились и гульнули. И так все хорошо было, Варя, весело, дружно. И все речи толкали.
Все больше о том, как после войны жить будем. И еще насчет детей, конечно, разговор был. Ты себя, Варюха, береги, слышишь? Ты же в мамы готовишься. Уж как-нибудь прохарчись маленько. Родишь сына - Костей назови. Мне это имя очень даже нравится. И смотри, Варюха, если не вернусь, расти так его, чтоб человек вышел, а не дешевка, какая. Думаю о тебе, денечки наши считанные вспоминаю и целую, как умею. Твой Витька Святкин".


(6. трек.) Фонограмма песни «Бери шинель…» замолкает и звучит фонограмма взрывов. На сцене у декораций солдаты.


Суслин:

- Успеть бы поглубже зарыться,

- Здесь они обойти нас не могут, правда?


(7.трек)

Сайко (Балтика):
- Не должны. - Лед подтаял, не выдержит, а снега глубокие. Хорошо бы мостик рвануть, лейтенант. -обращается к Суслину.


Суслин:
- А чем? Надо было в Ильинке толу спросить, а я не подумал. Может, гранатами?


Сайко:
- Нет, гранатами его не возьмешь, только себя обнаружишь понапрасну. Я, пожалуй, этот мостик Витьке Свату поручу. Не возражаешь, лейтенант?


Суслин:
- Ну, поручите.


Сайко:
- Святкин! К командиру!


Подбежал разгоряченный работой Святкин. Без шинели, с распахнутым воротом гимнастерки.


Святкин: (Сват)

-Только честно: играем или взаправду фрицев ждем?


Суслин:
- Играем. - Аты-баты, шли солдаты.


Святкин:
- Понятно...


Сайко:

- Витя, мостик тебе поручается. Взорвать его не удастся, постарайся пробочку организовать.


Святкин:
- Это мысль, Ваня.


Сайко:
- На мотоциклистов силы не трать: мы их на пулеметик наколем. Сиди себе тихонько и жди. Либо танк, либо транспортер.


Святкин:
- Либо велосипед. Пойду, местечко подберу. Не пальните в меня с перепугу.


Сайко:
- Обожди. - повернулся к лейтенанту:
- Я правильно передал ваш приказ, товарищ младший лейтенант?


Суслин:
- Приказ? - Да, спасибо. Только оденьтесь, Святкин. А то простудитесь.


Святкин:
- Это верно, - серьезно подтвердил ефрейтор. - Насморк можно схватить.


И Святкин убегает.


Суслин:

- Спасибо. Это, знаете, как-то по-настоящему. По дружбе.



Сайко:
- Дело не в дружбе, лейтенант. Дело в службе.

- Давайте пока отделения проверим. Как они там устроились, куда стрелять собираются.


(8.трек.) Сайко и Суслин собираются уходить, но

тут донеслись пулеметные очереди. Громыхнул дальний взрыв.

Сайко:

- Вот вам и здрасьте. Похоже, мотоциклисты, лейтенант.


Суслин:
- По местам!.. Всем укрыться! Без команды не стрелять!..


(9.трек) К лейтенанту подбежал Мятников.



Мятников:
- Моторазведка. Ванька, дурень, сунулся, и сразу - поперек груди. Я гранатой рванул - назад поскакали.


Суслин:
- А Крынкин? - тихо спросил.


Мятников:
- Наповал: четыре дырки в груди. Лежит на земле русский парень и голубыми глазами смотрит в небо. А глаза ему закрыть не смог… не смог…


Суслин:

- Возьми себя в руки.


Мятников:

Они вот-вот пожалуют: моторы слыхать. Тут низинка, а там, на горе, грохочут, что твоя дивизия...


Суслин:
- Кодеридзе!


К Суслину подбежал Кодеридзе:

Кодеридзе:

- Вызывали, товарищ младший лейтенант?


Суслин:
- Вот верхняя дорога, - показал по карте Игорь. - Здесь, на высотке, - Гарбузенко с полувзводом. Бегом к нему, Кодеридзе. Скажете, что немцы идут сюда. Маршрут запомнили?


Кодеридзе:
- Запомнил. Это что, вы без меня воевать будете?
- Бегом, бегом! И они пусть тоже бегом! Тоже!..


Кодеридзе задержавшись, посмотрел на Суслина и стал направляться в противоположную сторону и вдруг рявкнул далекий выстрел.

Звучит фонограмма пулеметной очереди.


(10.трек.) Кодеридзе:

- Мама!!!!!!!!

Кодеридзе упал, раскинув руки.

Звучит фонограмма взрывов и ход танков.



На сцене появляется Святкин. Святкин скатился в окопчик командира взвода:

Святкин:

- Калуга мой накрылся! Ко мне, видать, перебежать хотел...


Суслин:
- "Пантеры"! - отчаянно крикнул. - Не видишь, что ли?!


Святкин:
- Танки жечь мы сами будем, - обращается к Суслину. - Твое дело - за флангами следить, понял? Видишь, автоматчики по целине обходят? Держи фланги, лейтенант, а я за ружьем смотаюсь. Бронебойка моя у Калуги осталась...

(11.трек.) И выскочил из окопа. Фонограмма взрывов и хода танков.


Суслин: (Обращается к Сайко)

- Ты куда?


Сайко:
- Я с этой стервой "пантерой" поговорю. А то ведь раздавят нас и фамилий не спросят...


(12.трек) Сайко сунул за пазуху ватника гранаты и ловко пополз навстречу немцам.
Привстав, швырнул гранату, но не упал, а вдруг согнулся, прижал руки к
(13.трек) животу и, качаясь, пошел навстречу танку. На дороге грохнул взрыв. Сайко упал.


Обстрел прекратился внезапно. И почти тотчас же в окопчик младшего лейтенанта Суслина скатился ефрейтор Святкин. Осунувшийся, почерневший, неузнаваемый.

Суслин:

- Ты живой, - скорее констатировал, чем спрашивал.


Святкин:
- За нами - Ильинка. Там - раненые. И дети. И отступать нам некуда, младший лейтенант Игорек.


Суслин:
- Где Гарбузенко? - в отчаянии повторял. - Ну, где же Гарбузенко?..


Святкин осторожно выглянул из окопа. Опустился на снег, прикурил.


Суслин:
- Что там?


(14.трек) Святкин:

- Готовятся.

- Ты толково бой провел, лейтенант, очень толково. Восемнадцать хлопцев две немецкие танковые атаки отбили, надо же!..


Он еще раз осторожно выглянул.

Святкин:
- Сейчас они своему "тигру" лапти накинут, и все наши смерти - коту под хвост, -


Святкин жадно заталкивал под ремень гранаты.

Начинает звучать песня «Бери шинель…» из кинофильма «Аты-баты шли солдаты..»

Святкин:

Прикрой меня огнем, Игорек.


Суслин:
- Бежать?.. - не сдерживая нервной дрожи, закричал. - Струсил, да? Струсил?..


Святкин:
- Дурак ты, лейтенант, - вздохнул. - Прикрой, говорю, огнем, а то же коту под хвост вся работа. Они сейчас в последнюю пойдут, и жить нам - сколько продержимся. Вот он, наш с тобой последний, решающий. Красиво же мы о нем пели...


Суслин:

- Тебя же убьют, Витька.


Святкин:

- Пали на полный диск, Игорек. - Святкин вдруг то ли пропел, то ли прокричал:
- Я беспризорничком родился и беспризорничком помру!..

-Весна, лейтенант!


(15.трек) Святкин уходит, звучит фонограмма взрыва. Из окопа поднимается Суслин с гранатой. Звучит продолжение песни «Бери шинель…»

(16.трек) Суслин заносит гранату, звучит фонограмма взрыва.

На сцену к обелиску, с цветами, подходят Анна, Константин, Валентина Ивановна

Анна:
Отцов не убивают на войне
Ни пулей, ни осколком, ни снарядом.
За немоту, любимые вдвойне,
Они шагают с нами рядом.
Отцов не убивают на войне...


Звучит песня «Бери шинель…» на передний план сцены выходят участники спектакля и вместе говорят:


"СТОЯВШИМ НАСМЕРТЬ ВО ИМЯ ЖИЗНИ" - ПОСВЯЩАЕТСЯ.

скачать файл | источник
просмотреть